Судьба советского марксизма

Файл : bestref-96753.rtf (размер : 57,945 байт)

Судьба советского марксизма

С.И.Рудаков (Воронеж)

Кризис советского общества носит характер реставрации буржуазных отношений. Перерождение общества заставляет по-новому осмысливать целостность исторического развития страны после 1917 года. Мы убеждены, что эволюция советского строя представляет собой закономерный поступательный процесс, что всякому новому этапу экономического и политического развития предшествовала выработка новых духовных ориентиров, и что, следовательно, нынешнему кризису способствовали определенные особенности советского марксизма.

Более семидесяти лет развития советской марксистской мысли обнаружили ее удивительно противоречивую природу. Наши обществоведы, пытавшиеся овладеть методом К.Маркса и одновременно развить его в новых социальных условиях, на самом деле, с одной стороны, во многом упрощали марксизм и, с другой стороны, занимались его апологетикой. Догматизм был продолжением и следствием в значительной степени домарксистского прочтения К.Маркса. В философии это выражалось в чрезмерном сближении диалектического материализма либо с домарксистским материализмом, либо С домарксистской диалектикой. В политэкономии теория прибавочной стоимости трактовалась с уступками вещистскому и количественному пониманию экономических отношений. В научном коммунизме отказ от идеи диктатуры пролетариата с построением основ социализма знаменовал собой понимание коммунистической формации как "нормального" общества, соответствующего природе человека. Советский марксизм, приближаясь к Марксу, одновременно содержал в себе и червоточину, из которой развились нынешние его ренегаты.

Все это отчетливо выявилось уже в 20-е годы. Дискуссии механистов и деборинцев были для последующего развития советской философии таким же источником, каким для буржуазной классики стала философия XVII в. Механисты толковали диалектический материализм с уступками не всему материализму ХУП-ХУШ веков, а именно механицизму XVII в., представленному Гоббсом. Родство между ними состояло в серьезных рецидивах плюралистического номинализма и механицизма, допускавшихся В.И.Сарабьяновым, И.И.Степановым и др. Любопытно было бы посмотреть, как К.Маркс отреагировал бы на слова своего советского последователя: "Свести вещь или процесс к физическим процессам означает объяснить эту вещь во всех ее проявлениях движением последних известных нам самодвижущихся частиц, из которых она состоит. Механисты ХУП-ХУШ веков формулировали так же, но атомы или виды, с их точки зрения, не обладали самодвижением, и на этом механика того времени сорвалась"[1] Сарабьянов Вл. В зящиту философии марксизма. М.-Л., 1929. С. 154.[1]. Мир понимался механистами как простая совокупность вещей. О нем нельзя говорить в целом, так как "мир как все, как бесконечное единство нельзя определить, ибо его нельзя подвести под что-то большее, его нельзя сравнивать с чем-нибудь другим, то есть с миром нельзя оперировать с помощью категории качества"[2] Коммунист. 1990. N 12. С. 5.[2]. Материалистический монизм толковался как нахождение простого сходства, одинаковости в многообразии действительности. Механисты тем самым "не дотягивали" не только до Маркса, но и до Гегеля, и до французских материалистов. Вместе с тем первые советские философы осознавали необходимость соединения материализма и диалектики, они понимали, последователями кого они являются.

Механистская философия стала идеологией политики и экономики "военного коммунизма". Философия метафизической одинаковости была методологией упрощенного обобществления, развернувшегося в первые годы Советской власти. Однако и философия, и политика были объективно обусловлены. Ведущая роль в экономической системе пролетариата, находящегося в окружении патриархального крестьянства, неизбежно требовала таких форм в бытии и сознании. Обоснованно писали Г.Бордюгов и В.Козлов: "Мы солидарны с теми историками и публицистами, которые на основе анализа фактического материала, либо руководствуясь политической интуицией, почувствовали, что разгадка ряда ключевых проблем нашей истории в спрессованном виде лежит в периоде "военного коммунизма"[3] Коммунист. 1990. N 12. С. 30.[3]. Первый этап нового общества всегда связан с воинствующим материализмом, так как стоит задача защитить новые отношения. Однако затем наступает эволюционно-диалектическая стадия.