Многообразие способов соотнесения науки и религий

Файл : bestref-92742.rtf (размер : 50,809 байт)

Многообразие способов соотнесения науки и религий

Юрий Карпенко

Еще совсем недавно единственным способом соотнесения религий и науки, как знамени государственной идеологии на 1/6 суши Земли, был конфликт, унесший в свое время огромное количество человеческих жизней. В 90-е годы ситуация существенно изменилась и сейчас на уровне науки и религий как социальных институтов отчетливо прослеживается тенденция к диалогу. Она, например, выражается в проведении в рамках ежегодных Рождественских чтений регулярных учебных конференций по теме "Христианство и наука" в МГУ (Москва). Кроме этого написаны учебники по этой теме для высших учебных заведений, не пропагандирующие конфликт между наукой и религиями, по которым читаются учебные курсы для студентов некоторых вузов, в том числе и в МГУ.

Другим знаковым событием в этой области является поддержка РАН и РПЦ выдающихся ее исследователей. Так, одному из патриархов исследования взаимоотношений науки и религий И.Барбуру (США) в 1999 г. была вручена международная премия Темплтона за выдающийся вклад в эту область. На церемонии вручения, проходившей в Крестовом зале Патриарших палат Московского Кремля, его приветствовали президент РАН Ю.Осипов и митрополит Солнечногорский Сергий.

Религии и наука: способы соотнесения.

В своей фундаментальной монографии "Религия и наука: история и современность" И.Барбур предлагает следующую классификацию способов соотнесения науки и религий: а) конфликт; б) независимость; в) диалог и г) интеграция (И.Барбур). Если мы перейдем от взаимоотношений науки и религий как социальных институтов и как мировоззрений, на котором мы видели организационные тенденции к диалогу, на уровень отдельного ученого и спросим его, как исследователя, что он думает по этому поводу, то наряду с возможной конфликтной позицией мы можем также услышать то, о чем писал доктор философии З.Райдак, отмечая распространенность в развитых странах следующего убеждения: "Хотя я и верующий, но веру свою не сопрягаю с моим научным познанием и исследованиями. Это две независимые позиции"(З.Рейдак, с.7).

В классификации И.Барбура это убеждение соответствует независимости: не отрицая существования Бога, ученый, как специалист, подобно Лапласу, не нуждается в Нем в своих исследованиях. Как отмечает в этой связи Барбур успех рожденной в лоне христианской цивилизации науки является достаточным для нее оправданием и в настоящее время, как исследовательская дисциплина, "для всех своих практических нужд" она уже не нуждается в теологических обоснованиях и реминисценциях.

Приведенная позиция независимости иногда оценивается резко негативно. В частности, цитированный Рейдак называет ее "тихой шизофренией". Однако нельзя не заметить, что это убеждение о независимости укоренено в более чем трехсотлетней традиции доминантности технико-технологического развития цивилизации, а также в том разделении сфер влияния, благодаря которому наука сформировалась как социальный институт в Европе XVII-XVIII веков. В основе этого разделения лежала теория о двух истинах: истине о мире горнем и истине о мире дольнем. Первая осталась в сфере влияния религий, вторая стала исключительной прерогативой науки. И наука не смогла бы стать тем, чем она является в настоящее время без самоподтверждаемой веры в познавательную мощь автономного человеческого разума, своими силами познающего дольний мир. Своими силами читающего и комментирующего великую Книгу Природы. Размышляя о позиции независимости очень трудно также не согласиться с тем, что современная наука, политическая демократия, религиозный плюрализм и сексуальная эмансипация составляют единый комплекс, который часто называется свободой.

Самодостаточность науки на поприще чтения и комментирования Книги Природы была ясна очень давно. Так, выдающийся российский религиозный мыслитель и философ С.Франк в 20-е годы прошлого века писал о том, что наука, исследующая вторичные причины мира и взаимосвязи между ними, в этой своей деятельности самодостаточна. Тем не менее внутри нее самой, в сфере ее собственных интересов есть области и проблемы, подход к которым с религиозной точки зрения еще совсем недавно мог трактоваться не иначе как спекуляции вокруг фундаментальных проблем науки. Однако времена изменились и на постсоветское пространство пришла эпоха плюрализма и демократии. В этом контексте становится возможной не только позиции конфликта и независимости, но и диалога.