Начало истории русского перевода Библии и Российское библейское общество

Начало истории русского перевода Библии и Российское библейское общество

Файл : bestref-92474.rtf (размер : 284,478 байт)

Начало истории русского перевода Библии и Российское библейское общество

Тихомиров Б. А.

Необходимость русского перевода Священного Писания была заявлена попытками перевода еще в XVII и XVIII вв. Это перевод 1683 г. Псалтири на обиходный язык своего времени диака Посольского приказа Авраамия Фирсова. Фирсов переводил с польской протестантской Библии 1663 г. Перевод не был одобрен к изданию патр. Иоакимом. На рубеже XVII-XVIII вв. Новый Завет на русский переводил в Лифляндии пастор Э. Глюк. Его первый переводческий опыт пропал в связи с событиями русско-шведской войны. Работа была продолжена Глюком в Москве по личному указанию Петра I. Однако и этот перевод был утерян после кончины пастора в 1705 г. На необходимость русского перевода Библии указывал свят. Тихон Задонский (1724-1783). В 1794 г. первым тиражом вышло сочинение архиеп. Мефодия (Смирнова) "К Римляном послание св. ап. Павла с истолкованием", где параллельно славянскому была представлена русская версия послания. В этом издании впервые был опубликован русский перевод библейской книги. Целесообразность русского перевода осторожно зондировалась в самом начале XIХ в. обер-прокурором Святейшего Синода А.А. Яковлевым (1802-1803 гг.). Но непосредственно приступить к осуществлению русского перевода, с очевидностью становящегося насущной необходимостью дела христианского просвещения, удалось лишь с открытием в России во втором десятилетии ХІХ в. Библейского общества.

Истоки появления Российского Библейского общества (РБО) на авансцене российской политической и религиозной жизни второго–третьего десятилетия XIX в. берут основание в зародившемся в Европе библейском миссионерском движении. Первое Библейское общество было образовано в Великобритании в 1804 г. — "Британское и Иностранное Библейское общество" (British and Foreign Bible Society). Главным религиозным мотивом, вызвавшим создание Британского Библейского общества, была вера его основателей в Священное Писание как действенное начало христианства, в то, что Библия, как Слово Божие, обладает особым воздействием на читающих и слушающих. Формируя духовные устремления, она облагораживает и консолидирует общество, служит объединяющим началом конфессионально разобщенному христианству, является единым основанием христианской миссии. Главные задачи, которые Общество ставило перед собой, — это перевод Библии на национальные языки народов, к которым обращена христианская миссия, ее издание и распространение по доступной цене. В соответствии с идеалами и задачами был сформулирован основной принцип издательской деятельности — печатание Библий без каких-либо объяснений и примечаний. Такой подход определялся идейными воззрениями, согласно которым Библия сама и говорит, и сама себя объясняет, а также прагматической целью максимального нивелирования вероисповедальных отличий. Возникнув в протестантской среде, Общество, тем не менее, изначально рассматривало свою деятельность гораздо шире, как общехристианскую, находя основание своим принципиальным "экуменическим установкам" в центральном положении Библии в вероучении и практической религиозной жизни всех христианских конфессий.

Эмиссары Общества предельно широко вели пропаганду его деятельности, налаживая связи и с католиками, отдельным представителям которых выделялись средства на библейские изыскания, и с православными. Очень быстро деятельность Общества распространилась практически по всем регионам мира. Оценивая создание Британского Библейского общества и предпринятую им деятельность, академик А.Н. Пыпин отмечал: "…рассматриваемое в целом, это Общество имело, без сомнения, свои великие заслуги. Религиозная терпимость, человеколюбивые стремления и энергические бескорыстные труды его основателей внушают к себе глубокое уважение; их деятельность в среде простого народа, неразвитого и одичалого от грубой жизни и угнетения, и в среде языческих народов, к которым они являлись миссионерами евангельской религии, эта деятельность, без сомнения, была заслугой в деле цивилизации и смягчения нравов. Сделанные ими переводы Священного Писания часто бывали первыми книгами на языке тех народов, для которых они делались; кроме нравственного влияния, какое становилось возможно через них, эти переводы имели и свою косвенную пользу в научном отношении, открывая новые области изучения для этнографа и лингвиста..."