Фрески Ферапонтова Монастыря (Дионисий)

Файл : ref-14880.doc (размер : 83,968 байт)

PAGE 1 PAGE 14

Московский Государственный Университет им. М.В.Ломоносова

Курсовая работа по древнерусскому искусству

студентки 3-го курса

отделения истории искусства

Бескиной Дарьи

«Фрески Ферапонтова Монастыря»

(. Когда мы говорим о Ферапонтове, наша мысль постоянно обращается к фрескам Дионисия, а именно потому, что они обладают уникальными художественными свойствами и поистине завораживающей силой воздействия. Раз увиденные, они всплывают потом в памяти при одном упоминании только Ферапонтова.

Фрески Ферапонтова возникли в 1502 году, о чем имеется удостоверяющая надпись на северной дверной арки: «В лето 7010 (1502)-е месяца августа в 6 день на Преображение Господа нашего Иисуса Христа начата писываться сиа церковь, а кончана на 2 лето месяца сентяврея в 8 день на Рожество пресвятыа владычица наша Богородица Мариа при благоверном великом князе Иване Василиевиче всеа Руси, и при великом князе Василие Ивановиче всеа Руси, и при архиепископе Тихоне. А писци Деонисие иконник с своими чады. О владыко Христос, всех царь, избави их, Господи, мук вечных.».Слегка стершиеся цифры в начале надписи породили немало научных работ на тему выяснения точной даты фресок, и только недавняя статья вологодского краеведа-историка Федышина положила конец дискуссии. Путем сопоставления биографических данных о великом князе Иване (((, его сыне и соправителе Василии ((( и ростовском архиепископе Тихоне Н.И.Федышин вычислил, что Дионисий и его «чады» расписывали Богородце-Рождествинский собор с 6 августа по 8 сентября 1502 года. Беспримерно короткий срок работы (всего 34 дня) подтверждается и соответствующим числом так называемых «дневных» швов на фресках, где отдельные штукатурные наметы занимают только такие участки стены, которые непременно должны были быть расписаны в течении одного дня. По наблюдениям А.А.Рыбакова, в подкупольной части собора насчитывается как раз 34 шва! Особо ( по всей вероятности позже) расписывались алтари (14дней), западный фасад (4дня) и фреска над гробом Мартиниана на южной стене (1день). Вся роспись собора, таким образом, заняла 53 дня.

Ко времени росписи Ферапонтова Дионисий был уже знаменит. Еще в 1482 году он возглавил артель, написавшую иконы для иконостаса незадолго до того построенного Успенского собора Московского Кремля, главного храма Московской Руси. Это означало признание Дионисия ведущим московским мастером.

Отдельные произведения иконописи, вырванные из естественного окружения, воспринимаемые не с того расстояния, не при том освещении, в значительной степени утрачивают силу своего воздействия. В этом смысле росписи Рождественского собора Ферапонтова монастыря приобретают особое значение. Это целостный ансамбль. И хотя не все элементы дошли до наших дней—изменен внешний облик собора, вынесен иконостас, -- все же основное ядро сохранилось. Сохранилось самое главное качество этого ансамбля: живопись неразрывно связанная с архитектурой, существующая в реальной архитектурно-пространственной среде. Храм стоит высоко, на холме, над озером, западный фасад обращен к дороге, проходящей внизу вдоль берега, ведущей к Кириллову. К этой же дороге выходят главные ворота монастыря. И хотя сам он с течением веков изменился, этот аспект всегда был главным в восприятии храма. В начале ((( века, когда фасад его не был искажен переделками, портальная роспись Дионисия была видна издали. Сейчас трудно сказать, с какой именно дистанции видна была роспись, но, конечно она была рассчитана на далевое восприятие, тем более, что начиналась не от самой земли, а с уровня высокого крыльца (рис.№1). Рассматривать фреску приходилось снизу, постепенно поднимаясь по высокой лестнице, ведущей в собор. Средневековый человек видел по сторонам врат архангела Михаила и Гавриила, ему открывалось сияющее лазурью видение небесного мира. Нетрудно представить себе радостную цветность дионисиевского портала на фоне однообразного северного пейзажа.

Портальная роспись состоит из двух частей—«Деисуса» и сцен «Рождества Богородицы». В возглавии художник поместил медальон с образом Спасителя в охристых, излучающих солнечный свет одеждах. Непосредственно над дверью изображена Богоматерь с младенцем в окружении подносящих им свои гимны Иоанна Дамаскина и Козьмы Маюмского (илл.№2). Здесь начинается нить, проходящая через весь храм, посвященная Богоматери, которая как завершающий сочный аккорд звучит в апсиде.