Главная / Каталог

Жаклин Ли Бувье Кеннеди

Длительность технологического цикла
Расчет длительности производственного цикла с построением графика и оформлением решения в Word.

Все расходы находились под официальным контролем Конгресса и Сената США, немало личных средств в реставрацию вложило и само семейство Кеннеди. А демонстративное "президентское" брюззжание по поводу того, что Джекки - "ужасная транжирка"и когда - нибудь пустит семью по миру - ни что иное, как обычная мужская расстерянность, и просто - элементарная осмотрительность человека, чьи предки своими руками сколачивали состояние. Сейчас, кстати, сотрудники Белого дома на экскурсиях, проводящихся в его залах еженедельно, не переминут обратить внимание туристов на неоценимый вклад "миссис Джон Кеннеди" в реставрацию и сохранность Президентской резиденции . Время, как известно, все расставляет по местам. Не было у Джекки и такого уж множества сверкающих драгоценностей. Большинство украшений она брала напрокат, по договору с фирмой "Тиффани" или "Картье" - на один - три дня. Для "Тиффани", и "Картье" было лестно, что их украшения носит супруга президента и иногда ей что -либо презентовали в качестве подарка, с существенной скидкой. Так было и с дорогими вещами: мебелью, одеждой. Например, ковер в личную столовую президента, стоимостью 35 тысяч долларов, был подарен Первой леди представителями текстильной компании, так как диллер счел это прекрасной рекламой выпускаемой продукции. Исключение составляли подарки глав иностранных держав. Джекки, например, просто не знала куда девать огромный кинжал - подарок иранского шаха с двенадцатью бриллиантами в рукояти. Она хотела было вытащить камни, раздробить их и переделать в украшения, но ювелир сказал ей, что это невозможно! В отчаянии, Жаклин махнула рукой. Та же "проблема была и с арабским скакуном - подарком марокканского принца. Конгресс облегчил "терзания" Жаклин, приняв в 1962 году закон о том, что семья Президента не может принимать подарки на сумму свыше 12. 000 долларов. Он действует до сих пор.

Любопытно, что Жаклин не очень приветствовала постоянное появление в газетах снимков детей, а у президента была на этот счет иная точка зрения. Однажды, во время отсутствия Жаклин в городе "Она путешествовала по Италии с сестрой", Кеннеди разрешил журналистам сделать фоторепортаж о детях Президента, и снимки Каролины, разъезжающей на трехколесном велосипеде, и маленького Джона, сидящего на коленях у отца в Овальном кабинете за письменным столом, обошли весь мир! Джекки, по возвращении, метала громы и молнии, но было поздно. Каролина стала самой популярной "маленькой мисс" во всей Америке и Европе! На вопрос репортера о том, чем занимается ее отец, она авторитетно заявила: "Да он вообще ничего не делает! Просто сидит целый день без носков и туфель за столом!" Репортер не мог сдержать хохота! Очень сблизила супругов эмоционально смерть маленького сына - Патрика - Бувье Кеннеди, - третьего ребенка, также родившегося недоношенным, и прожившего, несмотря на все усилия врачей -реаниматологов Бостонского госпиталя, только два дня: с 7 по 9 -ое августа 1963 года!

Президент был потрясен. Ну, а Джекки и вовсе находилась в состоянии глубочайшего горя и депрессии и ни за что не смогла бы перенести всю моральную тяжесть потери малыша, которому уже дали имя, окрестили, которого ждали и любили заранее, и который - едва ли не самое главное! - был похож на Джона, как две капли воды! - если б не поддержка семьи, детей и мужа. Выписываясь из госпиталя, Жаклин сердечно благодарила сестер за заботы о ней и говорила им, чтоб они были готовы, когда она через год вновь приедет сюда рожать еще одного ребенка. Она знала, что Джон никогда не возражал против большой семьи и всегда мечтал иметь еще одного сына! Президент сдержанно улыбался, осторожно поддерживая жену под локоть и усаживая в машину. Робин Дуглас - Хоум, хорошо знавший президентскую чету, вспоминал позднее:" Рождение и смерть ребенка сблизили Жаклин Кеннеди с ее мужем. Они стали лучше понимать друг друга, уважать и ценить. Именно тогда Джекки сказала мужу: "О, Джек, я не перенесу, если потеряю еще и тебя!" Слова оказались странно пророческими.

Осенью 1963 года, окрепнув и немного придя в себя после семейной драмы - президент организовал для нее и ее сестры, Ли Радзивилл, круиз по Средиземноморью на яхте.. Аристотеля Онасисса, который был всячески готов услужить Первой леди Америки, -Жаклин отправилась вместе с мужем в поездку по городам Техаса. Они должны были посетить ряд городов, и Даллас - в последнюю очередь. Жаклин была утомлена перелетами, но не подавала вида, считая, что должна поддерживать мужа. Видимо, годы и потери прибавили мудрости ее душе и сердцу . Если б она могла предвидеть, что ее ожидает! 21 ноября 1963 года они прибыли в Даллас. Провели там относительно спокойный вечер, готовясь к завтрашней встрече с губернатором и отдыхая после утомительного перелета. На следующий день, 22 ноября с утра, шел мелкий и нудный дождь. Потом выглянуло солнце и стало душно, как всегда бывает после дождя. Президент уже вышел на улицу, чтобы общаться с собравшимися под окнами людьми, Жаклин все еще лишь готовилась к выходу. Наконец, она появилась, тщательно причесанная, в розовой шляпке и костюме от Шанель нежно розового цвета с темно - синей оборкой по воротнику. Президентская чета села в открытый автомобиль : темно - синий Линкольн. Их сопровождал губернатор Техаса Джон Коннели с женою и сенатор Ярборо - непримиримые противники, которых президент считал своим долгом мирить. Кортеж медленно направился к площади Трейд-Маркет, где как ожидалось, президент выступит с речью. По дороге автомобиль два раза останавливался: президент выходил из машины чтобы приветствовать группу детей, здоровавшихся с ним и большую группу монахинь - так как всегда с большим уважением относился к церкви. Толпы людей стояли на тротурах, приветствуя Президента и первую леди, кругом слышался только шум голосов и отдельные выкрики, неудивительно, что три выстрела в этом гаме и гуле походили на резкий трескучий звук. Никто ничего не понял. "Боже мой, в меня попала пуля! - удивленно воскликнул Джон Кеннеди, прижимая руки и горлу, и почти тотчас стал падать на колени жены. Обезумев от ужаса, она увидела его залитую кровью голову.. и выбитые мозги. В состоянии шока, она попыталась сложить их обратно, плохо сознавая, что происходит! "Боже мой, что они делают!! Они убили президента! Они убили моего мужа! О, Господи, Джек, Джек! Я люблю тебя!" Это были последние слова которые слышал Джон Кеннеди. Он впал в коматозное состояние и, хотя жизнь еще теплилась в нем, когда его доставили ( почти моментально, благодаря стараниям шофера!) в военный госпиталь Далласа, врачи не смогли помочь ничем! Был также смертельно ранен губернатор Техаса Джон Конелли. Охваченные ужасом, паникой, состраданием и стыдом, люди рыдали прямо на улицах или вставали на колени в уличную пыль, чтобы молиться. Америка погрузилась в шок! Состояние Жаклин в те минуты с трудом поддается описанию. Она не хотела расстаться с мужем ни на секунду. Вся ее одежда была залита кровью и мозгом Джона! Но она, закрыв голову Кеннеди пиджаком охранника, шла рядом с носилками, держась за еще теплую руку мужа. Когда, приглашенный врачами прямо в операционную священник стал совершать необходимый обряд отпевания, она встала на колени прямо в лужу крови, что текла из разбитой головы Президента и стала молиться. Она и не заметила, что стоит в крови. Когда привезли бронзовый гроб, то хотели вывести вдову в другую комнату, чтобы не слишком травмировать скорбным и трагическим зрелищем, но она отказалась: "Они убили его на моих глазах. Я вся в его крови. Неужели есть что то еще страшнее этого?!. Я не уйду." Она положила в руку мужа свое обручальное кольцо. Потом кто - то из охраны почтительно вернул ей его. Присягу новому президенту страны Линдону Джонсону Жаклин принимала, стоя рядом с ним, все в том же окровавленном костюме. Ее с трудом заставили переодеться лишь на второй день. Спать она не могла. Плакать - тоже. В остальном была неузнаваема: сдержанная, собранная, волевая, без капризов и истерик. Во время обряда похорон, которые продумала сама, до мельчайших подробностей - вплоть до церемонии зажжения Вечного огня около могилы Президента - она наклонилась к стоящему рядом с ней сынишке и сказала тихо:" Я хочу, чтоб ты попрощался с отцом, Джон." Двухлетний ребенок тихо кивнул и по военному отдал салют катафалку, на котором стоял гроб с телом его отца. Кадры кинопленки, запечатлевшие этот момент, еще целы. Их иногда показывают по телевизору. И всегда притягивает взгляд и душу одно и то же: сдержанное, бледное до мраморности, лицо Жаклин, в одну минуту, Волей Судьбы, Бога, Высших сил, ставшей вдовой, такой обычной и в то же время такой непонятной в Высоте своей скорби! После смерти мужа Жаклин Кеннеди несколько месяцев вместе с секретарями и помощниками посвятила тому, чтобы привести в порядок письма с соболезнованиями, которые мешками приходили в Белый дом на ее адрес, и сделать первые шаги для основания обширного Национального фонда имени Кеннеди и Мемориальной библиотеки при этом фонде.