Демократия и Гражданская культура

Файл : CivilCult.doc

Демократия и Гражданская культура

Великий просветитель, и бесспорно, один из основателей теории граждановедения Монтескье утверждал, что никакая другая форма правления не нуждается в воспитании практики "политической добродетели", ибо эта последняя, по его словам, определяется "любовью к законам и отечеству"

Идея о том, что "именно при республиканском правлении возникает необходимость во всей власти воспитания" (Монтескье. О духе законов. 1748) сводится к тому, что французский просветитель объявляет высшим достоинством государства добродетель политическую, а не церковную. Тем самым, он указывал, что теологическое объяснение подлинно моральной сущности государства произвольно, оно открывает безграничные возможности для оправдания или осуждения именем бога всего того, что выгодно осудить или оправдать данному церковному деятелю. Между тем, только справедливый общественный порядок способен воспитать, совершенного гражданина на опыте "отказа от себя самого" и "постоянного предпочтения общественного интереса".

Концептуальный принцип - "любовь к закону и отчеству" который в республиканском духе отсылает нас к конституции и к системе собственно республиканских институтов, может быть "прочтена" в националистических понятиях как любовь к нации - т.е. любовь к рядовому сообществу. Такое со​общество берется за основу, его нужно только признавать. Получается, что если к идее общею происхождения добавить идею общей судьбы, невзирая на то, что подобное сочетание подчинялось волевым желаниям, то не трудно представить себе политические возможности "эксплуатации" национального чувства. Следовательно, мы сталкиваемся с феноменом национализма.

Второе: республиканское, равно как и националистическое воспитание требует от гражданина "отказа от себя самого" как условия для жизни в сообществе Все формы "отказа от себя самого" могут быть одинаковыми, ибо "постоянное предпочтение общественного интереса" есть результат свободного выбора индивидов. Однако, если республиканское политическое воспитание приобретает универсальский характер, то националистическое пытается сконструировать институциональную систему в соответствии с моделью однородного сообщества.

В первом случае мы "вовлекаемся" в республиканскую политическую традицию: гражданская идентичность выступает результатом конституционного проекта. т.е. и в данном случае речь идет о сконструированной идентичности. Между тем и национальная идентичность сконструирована. Обе эти традиции - республиканский патриотизм и национализм – со времен либеральных революции конца XVIII века пребывают в состоянии социальной напряженности, стимулирующей, однако, выработку модели демократической гражданстевенности. Другими словами, республиканский патриотизм и национализм образуют тот политический опыт, на основе которого формируется нация, ее гражданская жизнь. При этом, исключительную значимость представляют взаимоотношение и взаимовлияние конституции и гражданского опыта. Будем постулироватъ мыслью, что конституция является совокупи ость базовых нормативных принципов, в рамках которых формируется гражданская жизнь. Конституция в этом смысле конституирует политическое общество как определенную совокупность граждан. Конституция политического режима опережает непрерывный процесс преображения гражданского опыта, участия граждан в государственных делах. Следовательно, первым этапом воспитания гражданской идентичности, представляется возможность приобретения опыта самоуправления и политического формирования гражданства. Однако, это происходит, прежде всего, на основе единодушного восприятия конституционного проекта членами всего сообщества. Еще Ж.-Ж. Руссо в "общественном договоре" писал, что политическая конституция гражданского общества может осуществиться в том случае, если с ее содержанием непосредственно согласится граждане. Это и есть общественный договор в представлениях французских просветителей XVIII века. Однако, не исключается другая возможность, а именно: вполне допустим вариант, когда конституционные возможности самого соглашения могут быть малоспособны политически оформлять жизнь сообщества. Следовательно, вполне возможны конфликты между конституцией и политической реальностью. Более того, данная конфликтная ситуация выявляет действительный уровень согласия граждан с продолжающей функционировать конституцией.