Главная / Каталог

Генри Сент-Джон Болингброк

Файл : bestref-87268.rtf (размер : 44,777 байт)

Генри Сент-ДжонБолингброк

А.А. Грицанов

Болингброк (Bolingbroke) Генри Сент-Джон (1678–1751), виконт (1712) – английский государственный деятель, философ, публицист. Первый английский теоретик истории как науки. Учился в колледже в Итоне. Почетный доктор Оксфордского университета (1702). Член парламента (1701), военный министр (1704–1708), государственный секретарь (1710–1714). Возглавлял кабинет министров (1714). В философии примыкал к идеям и концепциям Локка и Шефтсбери.

Основные работы: «Письма об изучении и пользе истории» (1735, впервые опубликованы в 1752, в 18 в. в Англии вышло пять изданий этой работы, во Франции – также пять, четырежды «Письма...» издавались в 18 в. на немецком языке), «Рассуждение о партиях» (1733–1734), «Идея о Короле-Патриоте» (1749), «Философские труды» (собрание эссе и разноплановых интеллектуально-литературных опусов, написанных в 1727–1733, изданы в 1754) и др. (пятитомное собрание сочинений Б. было издано посмертно, в 1754). В контексте разделяемых общефилософских парадигм Б. вполне в духе своего времени выступал как сторонник эмпиризма и сенсуализма, как приверженец системы Мальбранша, полагая, что то обстоятельство, что «природа по видимости или на самом деле как бы подсказывает нам даже сложные формы идей и отношений, равно как и идеи субстанции, не вызывает сомнений». Более того, по Б., даже «планы» и «способы» интеллектуальной рефлексии людей фундируются самой «природой». (Б. писал: «Я рассматриваю систематическое созерцание природы, под которой я понимаю всю систему божественного творения, поскольку она нам открыта, как универсальный источник всех наук, в том числе теологии и этики».)

В противовес явной гносеологической и политической ангажированности интеллектуалов Нового времени Б. ориентировался на ценности античного философствования с элементами ренессансного мировосприятия. Тексты Б. предлагают читателю, скорее, проникнуться авторским видением мира, нежели принуждают его к согласию посредством изощренной аргументации. Творчество Б. было своеобычным возрождением традиций творчества древнегреческих рапсодов, содержащим при этом элементы свободомыслия и деизма. По мнению Б., «истинному христианству учил Господь. Теологическое же христианство – это религия, изобретенная людьми и своей претензией на непогрешимость первого сокрушившая его. Человеческие страсти, человеческие интересы, человеческие заблуждения – и не только тех или других докторов богословия, а всех экуменических церковных соборов – от Никейского до Тридентского, каждый из которых внес свою лепту в составление современной путанно-непоследовательной и разбухшей системы теологического христианства». В одном из писем к Свифту Б. подчеркивал: «Если под свободомыслящим человеком Вы понимаете человека, свободно пользующегося собственным разумом и доискивающегося до истины без пристрастия и без предубеждений, неизменно ей приверженного, Вы имеете в виду мудрого и честного человека, которым и я стремлюсь быть. Способность различать правое и неправое, истину и ложь – способность, которую мы называем разумом и здравым смыслом, которая каждому даруется нашим щедрым Творцом, но которую большинство людей, пренебрегших ею, утеряло, является светом разума и должна руководить всеми его действиями. Отбросить это правило и направлять нашу мысль божественным откровением – столь же абсурдно, как лишить себя глаз, отправляясь в путь».

Трактуя в качестве основания этики «универсальную благожелательность», Б. понимал под последней «себялюбие» («истинное себялюбие и социабельность – одно и то же... создатель учредил, что они совпадают»). По мнению Б., «все личные и общественные несчастья» проистекают из того, что «близкое, хотя и меньшее, благо будет определять поведение большинства людей в противовес гораздо большему, но более отдаленному – даже по нашим собственным меркам – благу». «Моментальные» и «могущественные» страсти несоизмеримо более эффективно обусловливают поведение человека нежели «медленный» и «холодный» разум – полагал Б. Философские взгляды и предположения Б. были призваны стимулировать реальную просветительскую значимость его моральных оценок, формулируемых в контексте достаточно оригинальных описаний исторического процесса. (Ряд фундаментальных идей Б. по вопросам методологии и философии истории – о задачах постижения и «пользе» истории, о способах изучения ее, о критериях различения в ней главного и второстепенного, о степени достоверности древнеримской и ветхозаветной историографии – оказали существенное влияние на творчество Вольтера и традиционно приписываются последнему.)