Главная / Каталог

О природе и опасности буквального перевода

Файл : bestref-87177.rtf (размер : 31,656 байт)

О природе и опасности буквального перевода

Рецкер Я.И.

Лингвистическое обоснование природы и сущности буквального перевода было дано Л. С Бархударовым. «Буквальным переводом называется перевод, осуществляемый на более низком уровне, чем тот, который достаточен для передачи неизменного плана содержания при соблюдении норм ПЯ.»

Исходным положением такой трактовки буквализма является утверждение, что «единица любого языкового уровня может оказаться единицей перевода».

Фактически, перевод осуществляется не в сфере языка, в сфере речи. И минимальной «единицей перевода», если она! существует, является предложение. Правда, Л. G. Бархударов отмечает, что перевод на уровне фонем «встречается B весьма ограниченном количестве случаев», но его примеры явно указывают на то, что речь идет о передаче собственных имен, географических названий и английских реалий посредством транскрипции. В самом деле, русские соответствия Черчилль, Ливерпуль, трайбализм, спикер, леди, приводимые в качестве примеров перевода на уровне фонем, являются такими же заимствованиями, как и примеры перевода на уровне морфем председатель и односторонность. Эти слова были переведены когда-то на русский язык, некоторые из них не с английского, а с латыни или французского и, закрепленные лексикографами, стали единицами словарного состава русского языка. Посредством пофонемного или поморфемного калькирования иностранных слов происходило и происходит обогащение словарного состава многих языков, в том числе и русского, но если в конце XVIII - начале XIX века благодаря Карамзину появились такие кальки, как промышленность или влияние, из этого не следует, что можно поставить знак равенства между происхождением, этимологией слов и их переводом.

Но если даже стать на точку зрения Л. С. Бархударова, то можно выделить целый ряд случаев, когда буквальный перевод осуществляется не на более низком, а на более высоком языковом уровне, например, на уровне морфем вместо уровня фонем. Например, Worcester Ворчестер вместо правильного Вустер, Leicester Лейсестер вместо Лестер, Walter Вальтер вместо Уолтер и т. п., т. е. дается транслитерация вместо транскрипции.

Трудно согласиться и с тем, что «вольным переводом называется перевод, осуществляемый на более высоком уровне, чем тот, который необходим для передачи неизменного плана содержания при соблюдении норм ПЯ». Прозаический перевод стихов принято считать вольным переводом, но из этого нельзя сделать вывод, что прозаический перевод (например, перевод «Отелло» M. М. Морозова) можно считать переводом на более высоком языковом уровне, чем поэтический перевод. Приводимые Л. С. Бархударовым примеры вольного перевода скорее показывают или прием экспрессивной конкретизации (мистер Скиннер озабоченно сдвигал брови вместо хмурился), или безудержной «отсебятины», когда Иринарх Введенский вместо я поцеловал ее (у Диккенса) дает присочиненное им самим: я запечатлел поцелуй на ее вишневых губах.

По вопросу о буквальном переводе не существует единого мнения. Так, Альфред Мальблан, разделяя все виды перевода на две категории — прямой и косвенный (traduction directe, traduction oblique2) ставит буквальный перевод в один ряд с двумя другими видами прямого перевода — калькой и заимствованием. Однако ни транскрипцию, ни транслитерацию нельзя считать буквальным переводом. По существу это беспереводное употребление иностранного слова, которое может быть усвоено языком перевода и стать заимствованием.

Существуют два источника и два типа буквализма. Первый, более примитивный тип, своего рода «детская болезнь» начинающих переводчиков, коренится во внешнем сходстве иностранных и русских слов, сходстве графическом или фонетическом. Это буквализм этимологический. Внешнее сходство далеко не всегда означает идентичность или даже близость значения. Можно привести длинный список английских и французских слов, имеющих «этимологические» соответствия в русском, которые на самом деле оказываются мнимыми. Та кие слова, сходные по написанию или звучанию, принято называть «ложными друзьями переводчика».

Конечно, есть немало подлинно интернациональных слов-терминов, и с каждым годом их становится все больше благодаря международному сотрудничеству специалистов и ученых, вырабатывающих согласованную международную терминологию на съездах и конференциях. Но следует отличать от них псевдоинтернациональные слова, относящиеся к категории «ложных друзей».