Главная / Каталог

Трагическое время коллективизации

Файл : bestref-78911.rtf (размер : 35,464 байт)

Трагическое время коллективизации

Коллективизация в конце 20-х - начале 30-х годов стала самым сложным и драматичным периодом в судьбе русского крестьянства, оценить и осмыслить который до сих пор непросто не только писателям, но и историкам, социологам, философам.

Русская деревня всегда была предметом изучения, описания и сострадания нашей литературы. В XIX веке о ней писали и Пушкин, и Лермонтов, и Некрасов, и Гоголь, и Салтыков-Щедрин, и Лев Толстой. В XX веке — Бунин, Короленко, Шолохов, Можаев, Абрамов, Белов и многие другие.

Трагическое время коллективизации, духовные искания людей этого периода — основная тема произведений М. Шолохова "Поднятая целина", Ф. Абрамова "Поездка в прошлое", С. Антонова "Овраги", Н. Скоромного "Перелом", В. Белова "Кануны", Б. Можаева "Мужики и бабы".

Роман Можаева развеивает миф о добровольном и радостном объединении крестьянских хозяйств в коллективные. Этот роман был “первой ласточкой” и. помог пристальнее вглядеться в прошлое русской деревни. Роман давал объективную оценку коллективизации как ошибки с экономической точки зрения. Коллективизация представлена здесь как трагедии миллионов людей.

Писатель прослеживает процесс не только раскрестьянствования, но и расчеловечивания, происходивший на Рязанщине в 1930 году. В один день люди лишались нажитого тяжелым трудом добра, дома и свободы. Можаев знакомит нас с бытом и обитателями деревни Выселки. Это название по мере повествования приобретает символическое звучание. Простые, добрые, работящие Андрей Иванович Бородин, братья Рубцовы, Федот Иванович Клю ев, Фрося до революции жили своей нелегкой жизнью с маленькими горестями и радостями.

После революции деревня изменилась неузнаваемо: на месте старых, покосившихся осиновых изб появились красивые кирпичные дома, улицы замостили камнем, через овраги перекинули мосты. Кто больше работал, тот больше имел. Работать же мужики любили, да и воля им была — делай, что хочешь: "торгуй на всю катушку, расцветай!”

В 1929-м году на XV съезде ВКП(б) было принято решение о сплошной коллективизации деревни. По-разному отнеслись к нему жители Выселок, но энтузиазма оно не вызвало ни у кого. В село спустили план: одна тысяча пудов зерна на сдачу государству. Местные власти, чтобы выслужиться, увеличили его в пять раз. Застонала деревня.

Первым делом начались погромы хозяйств середняков. Максим Иванович со своей женой Фросей отдали все зерно государству, у них ничего не' осталось. Но после этого начетчики явились с требованием о дополнительной сдаче зерна или хотя бы о денежном возмещении. Семья оказалась в безвыходном положении: не было ни денег, ни зерна. Ничего не оставалось крестьянам, как только, спасая свои жизни, бежать из родных мест. В таком же положении оказались почти все жители Выселок.

Глядя на происходящее, Бородин и Селютин вспоминают страшные пророчества Ивана Петухова. Это стотринадцатилетний старец, "Иван-пророк", арестованный и исчезнувший еще в 18-м году. Он говорил: "Настанет время — да взыграет сучье племя, сперва бар погрызет, а потом бросится на народ. От села до села не останется ни забора, ни кола, все лопухом зарастет. Копыто конское найдете — дивиться будете: что за зверь такой ходил по земле".

Можаев показывает жестокое, хамское поведение людей, облеченных властью в деревне. Это беспринципные бездельники типа Сени Зенина и Яку-ши Ротастенького. Вид человеческих страданий вызывал у них радость и ощущение собственной значимости. Самым беспощадным образом вели себя начетчики Селютан и Возвышаев. Кречев рассказывал Надежде: "А Возвышаев ногами затопал: мало, кричит. Еще шестнадцать заданий давай! Собирай завтра же пленум! Сам, говорит, приду к вам... Кулаков выявлять будем".

Истребили кулаков... Теперь кулаками были объявлены середняки, а потом и все. кто не был согласен с политикой партии. Оценку всему происходящему дает умный, порядочный человек, истинный интеллигент Дмитрий Успен- ский: "Весь ужас в том, что все эти схемы насчет улучшения жизни составлены не по любви к ближнему, не по нравственным соображениям, не по соблюдению очевидных законов, а по голому расчету".

Массовое раскулачивание и сплошная коллективизация состоялись. Удар по крестьянину-хозяину нанесен. И "вся жизнь поднялась на дыбы". Можаев в романе, законченном в 1980 году, не оставляет надежды на то, что она когда-нибудь возродится в прежних своих формах, что еще какая-нибудь утопия, "словно бессмертный чертополох, заваленная в одном месте", не вынырнет "совершенно в другом".