Шехтель - отец модерна

Вход в особняк отмечен единственным декоративным цветным пятном на фасаде – вкомпонованной в фасад мозаикой со стилизованным лиловым ирисом на золотом фоне.

Уже в особняке З.Г. Морозовой Шехтель делает центром композиции деревянную парадную лестницу, связанную с аванзалом. Здесь он доводит этот прием до логического конца, делая лестничное пространство как бы осью всей динамической центростремительной композиции. Даже комнаты, непосредственно не связанные с лестничным пространство образуют вокруг него цепь объединенных друг с другом интерьеров. Деревянная парадная лестница призвана не просто связать два этажа дома, но и зрительно воплотить единство внутреннего пространства, его пластическую выразительность. Это прием будет впоследствии поднят Шехтелем до символического звучания при создании парадной лестницы в особняке Рябушинского, упругая волна которой легко взлетает на второй этаж, объединяя его с пространством нижнего яруса.

Внешний облик особняка был рассчитан на круговой обход, воспринимаясь по – новому в разных ракурсах. По существу, именно динамичная пластическая игра внутренних пространств и внешних объемов оказывается основой художественной выразительности этого особняка, уже почти лишенного декоративных элементов готики, но еще не несущего новых примет орнаментики модерна. Еще одним художественным приемом является острое сопоставление масштабов отдельных внутренних пространств и введение подчеркнуто крупных элементов интерьера, контрастирующих с тонкой декоративной отделкой.

В особняке Шехтеля в Ермолаевском переулке зодчий вновь был очень оригинален. В этой постройке перевоплотились и усовершенствовались элементы, которые архитектор применил в предыдущих постройках.

Еще одним замечательнейшим зданием, построенным Федором Осиповичем является здание Ярославского вокзала. Здесь зодчий был столь же оригинален, но это здание принципиально отличается от особняка Морозовой на Спиридоновке.

В композиции Ярославского вокзала тема башен подчиняет себе все остальное, а уравновешенность асимметричной композиции лишает здание застылости, предает ему подвижность, трепетность живого организма. Композиция Ярославского вокзала проста и легко запоминается, но вместе с тем она кажется неисчерпаемой в своем многообразии, чему также способствует асимметрия башенных объемов. Башня входа образует динамичный центр – стержень композиции, по отношению к которому обуславливается положение остальных объемов.

Формы здания обобщены и незаметно перетекают одна в другую. Углы не выражены, грани между фасадами сглажены.

Богатая гамма фактурно-цветовых сопоставлений отделочных материалов ( кирпич, камень, штукатурка ) дополнена рельефами, металлическими решетками, майоликовыми панно и неизобразительной «живописью» изразцовых фризов, включенных в композицию с той же гибкостью свободой.

Здание Ярославского вокзала так же насыщено оригинальностью и пышностью фантазий зодчего. Это сооружение относится к одним из лучших зданий, построенных Шехтелем в Москве. От Ярославского вокзала, ставшего опять – таки событием в отечественной архитектуре, как и от его двойников – павильонов в Глазго, начинается жизнь одного из важнейших направлений модерна, известного под названием неорусского стиля.

Федор Осипович Шехтель продолжает работать в так называемом неорусском стиле. Очень сходен по строению с Ярославским вокзалом Казанский вокзал.

В проекте Казанского вокзала главным фасадом является не торцовый, обращенный к путепроводу, а продольный, выходящий на площадь. Дабы избежать монотонности протянувшихся на версту фасадов , Шехтель обращается к многообъемной композиции древних теремов, используя формы нарышкинского барокко – самого светского стиля допетровской Руси, созвучного началу XX века суховатой рациональностью форм, графичностью композиций, большими проемами окон.

Следует подчеркнуть умение Шехтеля справится с грандиозным заданием. В сооружении Казанского вокзала найдена мера монументальности и соразмерного человеку масштаба: членения и объемы крупны, но не настолько, чтобы подавить людей, детали не измельчены. Здесь есть симфония вертикалей, ритмика сложных, но сведенных к простым форм, взаимодействие вертикальных и горизонтальных ритмов, стилизация, хотя стилизируются здесь иные качества древнего зодчества – не живописная трепетность, а легкость, графичность, прозрачность форм.