Главная / Каталог

Причины правонарушений

Длительность технологического цикла
Расчет длительности производственного цикла с построением графика и оформлением решения в Word.

Однако, с точки зрения юриста, общественной опасно​стью обладают лишь такие деяния, которые противоправны, т.е. противоречат установившимся в ходе исторического развития нормам. При этом предполагается, что сформировав​шееся подобным образом право "взяло под охрану" как раз те общественные отношения, которые существенны для со​хранения и функционирования общества как целого и потому подлежат защите со стороны нуждающегося в защите целого.

С другой стороны, активная роль государства, часто го​тового взять под охрану прежде всего то, что угодно лишь узурпировавшей власть клике, может привести к ситуации, в которой правонарушениями объявляются деяния, противоре​чащие только закону, но соответствующие праву. Так, бес​спорно противоречил праву Закон СССР об уголовной от​ветственности за измену Родине от 8 июня 1934 г., устано​вивший, в частности, положение, в соответствии с которым "несовершеннолетние члены семьи изменника, совместно с ним проживавшие или находившиеся на его иждивении к моменту совершения преступления, — подлежат лишению избиратель​ных прав и ссылке в отдаленные районы Сибири на 5 лет". Грубо противопоставлялись праву изданные в декабре 1934 года уголовно-процессуальные нормы, вводившие внесудебное применение уголовно-правовых репрессий (правосудие осуще​ствляется только судом), лишавшие подсудимого права на об​жалование приговора, право на защиту (это — основопола​гающие правовые принципы уголовного процесса, закреплен​ные, в частности, в Конституциях большинства стран мира) и т.д.

Трансформация социального в юридическое получает вы​ражение в составе правонарушения, в четырех элементах которого юридически оформляются все его социологические свойства. Первый и, по-видимому, важнейший из них — объ​ект правонарушения. В современной российской юриспруден​ции общепризнанно, что им являются общественные отноше​ния. Такая трактовка объекта, очевидно, связана с матери​альным понятием правонарушения как деяния, опасного для основ общественного строя, а не просто нарушающего юри​дическую норму.

Вместе с тем непосредственно правонарушение не затра​гивает общественное отношение как таковое. Правонаруши​тель посягает, например, не на производственные отношения и даже не на общественные отношения собственности, а на вещи. Он покушается не на политические отношения вообще, а совершает, к примеру, террористический акт против кон​кретного государственного или общественного деятеля. Он дестабилизирует не гражданский оборот как таковой, а не вы​полняет договорные условия купли-продажи товаров. Число подобных иллюстраций можно было бы многократно умно​жить. Но и сказанного достаточно, чтобы понять, почему за​конодатель, стремясь воспроизвести объективные юридиче​ские свойства правонарушений, многие их составы построил таким образом, что в качестве объекта в них указываются не общественные отношения, а либо их элементы (например, субъекты политической деятельности), либо то, по поводу че​го они, общественные отношения, складываются (например, Частное имущество).

Действительная сложность объекта правонарушения обу​словливает и трудности его воспроизводства в теории. Напри​мер, науке уголовного права пришлось ввести в свою теорию понятия общего, родового и непосредственного объектов пре​ступления. Под общим объектом преступления понимается вся совокупность общественных отношений как таковых. Под родовым (его иногда называют также групповым) объектом преступления понимается отдельный класс однородных отно​шений (например, политические, хозяйственные и т.д.). На​конец, под непосредственным объектом чаще всего разумеют отдельные общественные отношения, на которые покушается преступник. Для обозначения же того, на что непосредствен​но посягает правонарушитель, теория пользуется понятием предмета преступления. Под ним понимаются те материаль​ные предпосылки или элементы общественного отношения, которые становятся предметом прямого преступного посяга​тельства (например, вещи, люди и т.д.).

Различение общего, родового и непосредственного объек​тов методологически оправдывается тем, что, по существу, оно представляет собой частный случай вскрытого гегелев​ской философией противоречия между общим, особенным и единичным. Имеет оно под собой и чисто эмпирические осно​вания. Скажем, вор, укравший в магазине какую-либо вещь, посягнул, во-первых, на саму эту вещь (предмет посягатель​ства), во-вторых, — на отношения владения, собственности, ибо украденная вещь находилась в обладании магазина (не​посредственный объект преступления), в-третьих, на отношения собственности, поскольку лишил магазин возможности владеть, пользоваться и распоряжаться своим имуществом (родовой объект), и, наконец, в-четвертых, на сами принци​пы обмена, выражающие глубинную сущность современного общественного строя (общий объект преступления).