Военно-народное управление на Северном Кавказе (Дагестан): мусульманская периферия в российском имперском пространстве

Файл : 73973-1.rtf (размер : 165,090 байт)

Военно-народное управление на Северном Кавказе (Дагестан): мусульманская периферия в российском имперском пространстве, XIX—XX вв.

В. О. Бобровников

В данной работе изучается региональная организация власти у северокавказских мусульман после включения их в российское политико-правовое пространство, анализируется влияние на нее имперской «цивилизаторской» идеологии. Как известно, приняв российское подданство, горцы сохранили судебно-административную автономию. Система власти и судопроизводства, созданная в регионе в ходе реформ 1860-х гг., стала называться военно-народным управлением. Она просуществовала до 1917 г. и неожиданно вновь обрела популярность в постсоветское время. Наиболее полно и последовательно идеи военно-народного управления были реализованы в Нагорном Дагестане. На примере этого субрегиона российского Кавказа я попытался определить, как в историческом пространстве поздней Российской империи были связаны российский центр и мусульманская периферия, а также проанализировать идеологию, на которой строилось военно-народное управление, сравнить российский опыт имперского строительства на Кавказе с колониальным опытом европейских держав.

Согласно методике, предложенной Мишелем Фуко, власть рассматривается как своего рода язык, связывающий членов общества. Изучение механизмов осуществления власти ведется на уровне сельской общины. Применяя хорошо известное определение Фуко, объект данного исследования можно назвать микрофизикой власти. Этот уровень исследования пока еще не обоснованно игнорируется в большинстве работ, посвященных вопросам управления «восточными окраинами» дореволюционной и советской России.

* * *

В XIX столетии под властью Российской империи оказались огромные населенные мусульманами территории на Кавказе и в Средней Азии. Начиная с этого времени центральное правительство пытается привязать к России ее новых мусульманских подданных. Не случайно в разгар Кавказской войны император Николай I приказывал главнокомандующему Кавказским корпусом генерал-адьютанту Е.А. Головину: «все истреблять, что ...будет противиться, но щадить,., оказывая уважение к муллам, мечетям и к вере, чтобы разрушить и уничтожить и тень мысли, что мы точно ведем духовную войну»1.

После разгрома имамата Шамиля горцы окончательно превратились в российских подданных. И прежде отдельные сельские общины, их союзы (араб, и общедаг. джамаат, рус. доревол. «вольные общества») и ханства вступали в российское подданство. Обещая не производить набегов на земли Российской империи и союзной ей Грузии, не поддерживать врагов России, они получали право прогона и выпаса скота в российских владениях и разрешение торговать в русских городах и крепостях. До конца 50-х годов русское подданство означало для горцев лишь уплату ежегодной дани (ясак) русским военным властям2. Российская сторона не вмешивалась во внутренние дела горцев. Договоры признавали экстерриториальность права обеих сторон. На российской территории горцы должны были подчиняться российским законам. В Нагорном Дагестане российские подданные обязаны были руководствоваться местным адатом и шариатом.

Положение радикальным образом изменилось, когда период вооруженного противостояния с Россией сменился длинной полосой реформ. Для управления кавказскими горцами были созданы особые судебноадминистративные институты. Они опирались на свою идеологию, выработанную в ходе знакомства российского общества с горцами.

Завоевание Кавказа Россией шло параллельно со складыванием российского кавказоведения. Причем и ведущие научные учреждения, и кавказское начальство разместились в Тифлисе. В 1851 г. А.В. Головнин учредил здесь Кавказский отдел Императорского русского географического общества (КОИРГО). Это был первый из отделов общества, образованных во второй половине столетия. Правительство ежегодно выделяло КОИРГО субсидию в 2000 руб.3. Среди российских военных, в чьих руках оказалось управление Дагестаном, было немало членов КОИРГО, занявшихся кавказоведением. В области этнографии и истории права края немалый вклад внес генерал А.В.Комаров, в 1865 г. ставший генерал-губернатором Дагестанской области, а чуть позднее, в конце 1870-х —1883 гг. возглавивший центр кавказского военно-народного управления в Тифлисе4. Во время длительной службы на Северном Кавказе он собрал обширные материалы по краеведению Дагестана. Наиболее известны его работы — «Адаты дагестанских горцев и судопроизводство по ним» (1868) и «Народонаселение Дагестанской области» (1876). Генерал Комаров, как и большинство российских военных, занимавшихся этнографией Дагестана, испытал немалое влияние романтической школы русской этнографии конца XVIII — начала XIX в. Ключевыми понятиями этой школы были «земельная (или родовая) община», «вольные общества» и «народное право».