Презентация этноконфессиональных и региональных интересов в политических программах и предвыборных платформах партий

Файл : 73965-1.rtf (размер : 246,415 байт)

Презентация этноконфессиональных и региональных интересов в политических программах и предвыборных платформах партий и общественно-политических объединений Российской империи 1905-1912 гг.

Р.А. Циунчук

Период революции 1905-1907 г. и выборв в Государственную думу были связаны с ростом национального самосознания, подъемом политической активности и развитием национальных движений народов Российской империи, которые формулировали широкий спектр политических требований (от установления национального и религиозного равенства до создания регионального и национального самоуправления и организации национальных автономий). Возникла потребность и возможность легальной презентации этноконфессиональных и региональных интересов в программах общественно-политических объединений и партий. По новейшим подсчетам до марта 1917 г. в России существовало до 45 общероссийских партий и около 160 национальных партий и движений,1 причем часть их была инкорпорирована на автономных или федеративных началах в общероссийские партии либерального и социалистического направления.

После Манифеста 17 октября 1905 г. заявили о себе правомонархические русские партии и союзы, формулировавшие более консервативные самодержавно-охранительные позиции, нежели официальные власти. Претендуя на выступление от имени всего русского народа, они фактически презентовали интересы крайне националистической его части. Идеологи этого движения пытались оказывать поддержку антиреформаторским силам во власти и стремились консервативно влиять на развитие политического процесса в России. Основой программ этих организаций стала официальная формула "самодержавие, православие, народность".

Типичным для русских монархических партий оказалось неприятие законодательной роли Государственной думы и какого-либо ограничения прав самодержавного монарха. Так, в программе «Русского собрания»2 (1905 г.; председатель граф Д.П.Голицын, заместитель председателя И.С.Леонтьев, граф П.Н. Апраксин, князь В.В. Волконский, граф Н.Ф. Гейден) пояснялось, что «Царское Самодержавие не отменено Манифестом 17 октября 1905 г.» и «Государственная дума не призвана и ни в коем случае не может что-либо изменять в основных законах», а может только вести «деловую разработку и обсуждение законодательных предположений и деловой надзор за действиями исполнительных властей».3 Национальная политика в трактовке всех правых монархических партий и союзов состояла как бы из двух взаимосвязанных программных сегментов: расширению прав русскоправославного населения неминуемо должно было сопутствовать ущемление прав иноверцев и инородцев. Первый раздел программы «Русского собрания» касался роли православия и самодержавия: «Православная Церковь должна сохранить в России господствующее положение. Голос ее должен быть выслушиваем законодательной властью в важнейших государственных вопросах... Царское Самодержавие, будучи главным залогом исполнения Россией ее всемирно-христианского призвания, в то же время является залогом внешнего государственного могущества и внутреннего Государственного единства России».4 Национальная политика формулировалась идеологами PC в следующем виде: «Племенные вопросы в России должны разрешаться сообразно готовности отдельной" народности служить России и Русскому народу в достижении общегосударственных задач. Все же попытки к расчленению России под каким бы то ни было видом не должны быть допускаемы. Россия едина и неделима».5 В отдельном пункте программы "Русским собранием" диктовалась особая политика в отношении еврейского населения: "Еврейский вопрос должен быть разрешен законами и мерами управления особо от других племенных вопросов, ввиду стихийной враждебности еврейства к христианству и нееврейским национальностям и стремления евреев к всемирному господству".6 Важными проблемами национальной политики являлись использование языков и школьное дело. "Русский язык, — по мнению авторов программы PC, — есть государственный язык и все правительственные учреждения должны пользоваться государственным языком, неуклонно и настойчиво стремясь к единству языка во всех отраслях государственной жизни", а "просвещение в России должно расти и крепнуть на тех же основаниях, на коих выросла и русская государственность, а потому и государственная школа, не посягая на культурное самоопределение частных народностей России, должна быть Русской школой"? Русская национальная идея в хозяйственной жизни должна была быть обращена "на подъем коренного русского центра", а национальная "финансовая и экономическая политика должна быть направлена к освобождению России от иностранных бирж и рынков и должна покровительствовать возникновению русских промышленных предприятий".8 Выступая с такой программой Русское собрание предполагало, "что к нему примкнут все те русские люди, которым дороги блага России и русского народа и которые, проникнувшись сознанием русской государственности и тесно сплотившись между собою, составят громадное национальное большинство в будущей Государственной Думе".9