Православное учение о Промысле Божием

Файл : kursovik.doc (размер : 114,176 байт)

_________________( наименование ВУЗа)________________________

Курсовая работа

по предмету: "Догматическое богословие"

по теме: "Православное учение о Промысле Божием"

Исполнил: (студент)

Проверил: (преподаватель)

г. (город, поселок, деревня, хутор, city, town, urbs, и др.)

( год в “real time”) г.

СОДЕРЖАНИЕ

Курсовой работы по теме:

“Православное учение о Промысле Божием”:

Взгляды дохристианского мира на целесообразность мироустроения и происходящих событий.

Православное определение Промысла Божия.

Свидетельства Священного Писания и древних учителей церкви о Промысле Божием.

Действительность Промысла Божия

Участие всех Лиц Пресвятой Троицы в деле Промысла.

Православное понимание причины зла.

Непостижимость для человека тайн промысла Божия.

Цели Промысла Божия.

Промысел Божий и свобода человека.

Как поступать человеку уповающему на Промысел Божий.

Заключение.

1.

Взгляды дохристианского мира на целесообразность мироустроения и происходящих событий.

Желание знать смысл и значение того или иного события в личной или общественной жизни всегда было присуще человеку. Человечество, не просвещенное светом Христова учения, в силу своей падшей природы, придумало некую богиню Фортуну, имеющую будто бы власть и силу распоряжаться переменами счастья или несчастья в жизни людей и целых народов. У древних язычников Фортуна изображалась с двумя лицами и двумя красками: с передней стороны статуя имела лицо белое и светлое; с задней - черное и мрачное: первое лицо было эмблемой благополучия, второе лицо представляло эмблему несчастья, бедствия, которые ниспосылала фортуна своим поклонникам, показываясь им в том или в другом виде.

В мире языческом царствовал диавол: «под властью демонов были все народы, демонам сооружаемы были храмы, для демонов воздвигались жертвенники, для демонов поставлялись жрецы, демонам приносились жертвы». Человек языческого мира осознавал себя как счастливого или несчастного сына земли, неведомо зачем землею воспитанного и в ту же самую землю, по смерти своей, неведомо зачем на веки отходящего, и об это определение неизбежно сокрушались все гениальные мечты философии о божественном величии человека. Смерть непрерывно смеялась над этими великими мечтами, - смеялась над ними и в том случае, когда она прерывала собою веселый жизненный пир какого-нибудь баловня судьбы, и еще более грубо смеялась над ними в том случае, когда она обрывала тяжелую цепь страданий какого-нибудь горького неудачника; потому что в этом последнем случае смерть-то именно и оказывалась единственным благом для человека, как будто в самом деле он затем только и жил на земле, чтобы страдать, и затем только и страдал в своей жизни, чтобы умереть. Вокруг себя человек видел роковой закон животной борьбы за существование. По роковой силе этого закона, человеку с большим трудом приходилось поддерживать свою жизнь, и потому конечная цель его существования на земле, естественно, была отодвинута и заменена другою насущною целию - жить затем, чтобы отыскивать себе средства к жизни (Быт.III, 17-19). Следовательно, ему приходилось повседневно думать о борьбе за жизнь, и испытывать страдание жизни при самой ничтожной радости от ее сохранения. В силу же этого, вместе с понижением цели жизни, в человеке естественно должно было понизиться и представление о благах жизни, потому что для него и то уже было не малым благом, чтобы не испытывать страданий жизни. Но так как при таком понимании блага жизни вполне совпадает с пониженным содержанием цели жизни, то благо именно и явилось для человека как последняя цель его жизни.

Устранить это бессмыслие могло только новое обоснование жизни, но древний мир, сколько ни искал этого обоснования, не мог отыскать его, и даже в самые последние дни свои, уже на ясной заре христианства, он в греко-римской философии дошел до отрицания воли к жизни и понимания самоубийства как единственного средства разумно освобождать себя от всяких мучений. Жить - значит умирать. Но тогда какой же смысл в жизни? Люди языческой древности, зачастую, находят утешение в продолжении человеческого рода. Жить в потомках. Из рода в род передаются наследственные качества. Все животные с незапамятных времен передают по наследству свои качества, благодаря чему природа сохраняется и живет как бы в непрерывном потоке. Ты будешь бессмертен в своих потомках, подобно тому как бессмертно каждое животное, каждая собака в своих щенятах. Судьба личности, согласно этому учению, есть ничто. Но такое мировоззрение совершенно не вяжется с очевидно разумным устройством окружающего мира, любого организма и явлений природы. Кругом все точно рассчитано, причем так, что все создает возможность развития, совершенствования, и наблюдательному оку явно видно, что целью этого развития является жизнь. Невозможно при этом говорить, что все частное разумно, а целое не имеет общего смысла. Целесообразность устроения всего мира предполагает разумное и промыслительное этим миром управление.