Главная / Каталог

Снемы князей или феодальные съезды?

Файл : 71621-1.rtf (размер : 27,987 байт)

Снемы князей или феодальные съезды?

(В социально-политической истории древней Руси)

А.С. Щавелёв, МГУ

Довольно долгий, но до сих пор актуальный спор о родовой или же феодальной природе верховной власти династии Рюриковичей на Руси коснулся, между прочим, и такого сравнительно малоизученного феномена, как съезды князей. Именно так совещательные встречи представителей Рюриковичского дома обозначались в дореволюционной историографии. Но после работ Н.П. Павлова-Сильванского, Б.Д. Грекова, С.В. Юшкова и целого ряда последующих авторов феодальность власти древнерусских князей представлялась вполне доказанной. Поэтому в советской исторической литературе прочно утвердился термин “феодальные съезды”. Изобретателем данного определения выступил, скорее всего, С.В.Юшков [1]. В конце концов П.П.Толочко объединил оба термина в один, признав тем самым двойственность такого явления, как “княжеские феодальные съезды”[2].

Недавние исследования А.В.Назаренко и В.Я.Петрухина возродили и углубили понимание “родового сюзеренитета” в качестве ведущего принципа построения древнерусской государственности, по крайней мере в XI – начале XII в. [3]. Вместе с тем, нельзя не признать, что в дальнейшем именно феодальные элементы в социально-политической жизни Руси всё больше выходят на первый план, вытесняя патриархально-родовые ее начала. Соответственно, фамильно-родовой генезис междукняжеских отношений сказывается скорее во внешней форме их выражения, отходит в область декоративно-знакового представительства уже по преимуществу феодальных по сути феноменов власти, права, собственности.

Однако именно съезды русских князей отличались повышенной ритуализацией процедуры своего проведения, выступали в роли древней традиции властвования. Поэтому архаичные семейно-родовые черты оказались законсервированы на данном участке общественно-политической практики. В отличие, скажем, от веча, полюдья, совета князя со старшей дружиной и т.п. вариантов коллективного, даже демократического управления, рассматриваемая традиция совета верховных вождей резко элитаризирована у самых разных народов. Упомяну для сравнения такие харизматические кланы — наследственные и монопольные носители верховной власти, как Инклинги в Скандинавии, Ашина у тюрок, Чингизиды у монголов, т.п. Принадлежность к подобному роду гарантировала его лидерам решающий голос при обсуждении политических проблем, что не исключало права на совещательные голоса у прочей знати.

То же самое наблюдается у Рюриковичей в Киевском государстве. И ранние прецеденты их “снемов” (1026, 1067, 1072 гг.), и великие, классические съезды эпохи Владимира Мономаха (1097, 1100, 1101, 1103 гг.), и многочисленные встречи с ханами половцев и прочих “поганых” из Степи, неизменно формулируются и описываются летописцами в терминологии именно семейно-родовых отношений, с постоянным подчеркиванием мотивов “братства” и “старшинства” между представителями расплодившегося княжеского дома. Реплики таких внутриклановых сборов князей встречаются и в XII, и даже в XIII вв. (за 1159, 1160, 1206, 1228 гг., некоторые др.). Попытки ввести в снемный контекст некняжеские элементы (церковные, боярские, градские) поначалу жестко пресекаются (Показателен отказ Олега Святославича в 1096 г. участвовать в подобном — расширенном снеме).

Тем не менее, с середины XII в. появляется и всё отчетливее прослеживается противоположная родовой — феодальная тенденция и в снемной практике. Самыми яркими образцами уже несомненно феодальных по своему социально-политическому содержанию съездов являются встречи 1175 (даже вовсе без участия князей) и 1191 гг. Не умаляя вовсе возможного вечевого влияния на эти мероприятия, замечу явную подчиненность этого фактора в отмеченных эпизодах. Ведь каждое вече в среднем насчитывало несколько сотен человек (в Новгороде, по В.Л.Янину, до 400–500) и представить перемещение такого количества “мужей” сразу из двух-трех городов на условленное место съезда затруднительно. В случае выбора представителей интересов того или иного города на съезде, в число делегатов неминуемо попали бы те же самые представители аристократии — феодалы каждой городовой волости. Снемы — изначально и навсегда суть личные встречи носителей высшей власти, что автоматически устанавливало предельно высокий сословно-имущественный, властный ценз для их участников, полномочных принимать судьбоносные для всей страны, народа решения. Именно указанные признаки позволяют причислить те или иные прецеденты встреч-переговоров властителей к сложной и длительной съездовской традиции на Руси.