Билеты 2003 год, литература

Файл : 7.doc (размер : 28,160 байт)

ПОЭТИЧЕСКОЕ НОВАТОРСТВО Н. А. НЕКРАСОВА

Когда Некрасов начинает свою творческую деятельность, в рос​сийском обществе ослабевает интерес к поэзии с ее сентиментальнос​тью и отрывом от социальной действительности и, напротив, просы​пается интерес к реалистической прозе и злободневной публицистике. Поэзия в то время многим кажется чем-то неуместным, ибо перестает удовлетворять запросы передовой части общества, жаждущего пере​мен. Лучшие умы сознают, что назрела объективная потребность об​новления поэзии, подчинения ее новым веяниям, новым идеям.

Первый сборник стихов Некрасова «Мечты и звуки», вышед​ший в 1840 году, носил явно подражательный характер и оставил равнодушной читательскую аудиторию. Однако в течение последу​ющих пяти лет поэт настолько вырос и созрел как самостоятельный художник, что его творчество получило признание не только у чи​тателей, но и у профессиональных литераторов и критиков.

Некрасов, избегая расхожих штампов, намеренно создавал трудности для восприятия своих стихов читателем. Он расширил поэтический язык, ввел в него прозаизмы и низкую лексику:

Ой, бабье неугомонное! Полно взапуски реветь!

В стихотворении «Муза» поэт говорит о ней, что она «в пелен​ках» у него «свирели не забыла»; а в описании осени вводит разго​ворный прозаический язык:

Славная осень. Здоровый, ядреный, Воздух усталые силы бодрит.

Издательская деятельность Некрасова не могла не повлиять на его творчество: в его поэзии появляются интонации и обороты, свойственные публицистике; с этим связан и интерес поэта ко вся​кому факту, детали, подробности:

Вчерашний день, часу в шестом, Зашел я на Сенную.

Любовную лирику Некрасова отличает сюжет, конкретность, ко​торых не было раньше в любовной поэзии, с ее непременной отвлеченностью от «низменных» бытовых тем и нарочитой восторженнос​тью в описании мира человеческих чувств. Поэт приобщает к поэзии ежедневную «прозу», далекую от какой бы то ни было идиллии:

Если проза в любви неизбежна, Так возьмем и с нее долю счастья: После ссоры так полно, так нежно Возвращенье любви и участья.

Однако для Некрасова характерно и то, что он никогда не оста​ется только в пределах факта, как это имело место у последовате​лей «натуральной школы». За обращением к деталям, частностям в его стихах неизменно следует поэтическое обобщение:

Так солнце осени без туч Стоит, не грея, на лазури, А летом и сквозь сумрак бури Бросает животворный луч.

Помимо богатства и новизны поэтического языка поэзию Не​красова отличает богатство интонаций. Внося в стихи чисто разго​ворные интонации, он часто ломает традиционную метрику, по​скольку синтаксическая единица не совпадает с метрической:

Денно и нощно Всевышнего Молит: «Грехи отпусти!»

Многие стихотворения Некрасова воспринимаются как песни, поскольку поэт намеренно использовал четырехстопный ямб, часто встречавшийся в народном песенном творчестве:

Ой! Тени, тени черные... Вас только, тени черные, Нельзя поймать, обнять.

Некрасов искусно вплетает в поэтическую ткань своих произве​дений чужие голоса, тем самым давая нам возможность составить представление о герое через особенности его речи, манеру говорить, давать оценку:

Купчине толстопузому! — Сказали братья Губины, Иван и Митодор.

Для некрасовского творчества характерно обращение к новым жанрам, которые до него почти не использовались в поэзии: это ли​рическая и народная песня, сказки, загадки, частушки. Интерес к народной жизни и быту, к крестьянской культуре, традициям и языку ни у одного из русских поэтов не проявлялся столь сильно, как у Некрасова. Поэт часто обращался к фольклору, ибо стремил​ся как можно более полно выразить особенности народной души. Расширяя поэтический диапазон выразительных средств, Некрасов вводит в поэзию новые темы, например он часто обращается к фи​гуре падшей женщины и ее горькой судьбе:

Когда из мрака заблужденья Горячим словом убежденья Я душу падшую извлек...

Заслуга Некрасова в том, что он, дворянин и аристократ, сумел не только воспеть красоту души русского народа, но и не побоялся говорить о бедах, суевериях и надеждах простого народа тем же языком, каким говорили крестьяне, солдаты, городская беднота. Его стихи проникнуты подлинно демократическим пафосом, и на них воспитывались грядущие поколения россиян, жаждущих сво​боды не только для привилегированных сословий, но для всех рус​ских людей.