И. П. Мартос. Памятник Минину и Пожарскому

Н

есмотря на резкое отличие данного проекта от окончательного варианта, в нем уже наметились основные моменты решения общего замысла. Хотя фигура Минина решена здесь статично, но в композиции ему отведена главная роль, роль призывающего на подвиг. Обе фигуры связаны между собой, как и в окончательном проекте. Эта связь была сразу подмечена, и в прессе подчеркивалось, что «меч соединяет группу и показывает единство великих чувствований и намерений». Идея общности всех слоев населения, когда дело идет от спасения Родины, была в то время особенно близка передовой части общества, и Мартос отразил её в своей композиции.

Т

емы барельефов сохраняются и в последующем проекте, но, как мы увидим, дальше расстановка фигур будет иной. Здесь композиция еще загромождена лишними персонажами, не объединена общим действием. Важно отметить, что барельеф с приношениями нижегородцев помещен именно на лицевой стороне, а барельеф, посвященный Пожарскому, - на задней. Этим Мартос подчеркнул не только значение Минина, но и роль в освобождении Москвы. В последующих решениях сохраняется и первоначальная форма пьедестала.

Т

аким образом, проект памятника был создан. Между тем, разговоры о его установке замолкли. Наконец в 1808г. нижегородцы опять ставят вопрос об установки памятника «на том самом месте, где Минин представил народу все имущество свое и воспламенил тем соревнование своих сограждан». И вот второго мая 1808г. дается указание президента Академии художеств «о сочинение нескольких проектов для монумента, коим дворянство и граждане Нижегородской губернии желают ознаменовать подвиги гражданина Козьмы Минина и боярина князя Пожарского и представить в непродолжительном времени». Конкурсу привлекаются скульпторы Мартос, Прокофьев, Демут-Малиновский, Пиминов-старший, архитекторы Томон и Михайлов.

В

ноябре1808г. был утвержден проект Мартоса, так как «…гений Мартоса всех щасливее, и по изящнейшему произведению своему всех превосходнее, изобразил памятник Спасителям России».

П

ервого января 1809г. была объявлена всенародная подписка и по всей России и разосланы гравюры с изображением утвержденного проекта, «дабы оный был известен всем Россиянам». Этот награвированный рисунок значительно отличается от первого проекта и по своей композиции почти совпадает с окончательным решением памятника.

М

ужественная фигура Минина доминирует в памятнике. Энергичен жест правой руки, указывающий на Кремль. Одежда Минина упрощается, отброшен плащ, хитон напоминает русскую рубаху. Еще не найден образ Пожарского: его движения не уверены, в замен бурной стремительности появилась некоторая пассивность. Забыв «свою немощь», Пожарский приподнимается с ложа, чтобы последовать призыву Минина. Одежда Пожарского остается античной, но его щит с изображением нерукотворного Спаса уже ближе к русскому. Центром композиции, как и в предыдущем проекте, является меч, на который опираются и Минин, и Пожарский. Постамент остается прежним, а композиция барельефа значительно видоизменяется. Она становится более лаконичной, некоторые персонажи исчезают, появляется новая группа-отец с двумя сыновьями. Весь монумент приобретает более сильное и ясное патриотическое звучание. В дальнейшем при работе над моделью произойдут новые изменения, новые поиски образов, но основная композиция была заложена в этом проекте в 1809г.

К

1811г. собранная сумма оказалась достаточной для начала работы над памятником. К этому же времени было решено установить памятник в Москве на Красной площади, а в Нижнем Новгороде поставить обелиск.

С

оздание малой модели началось в 1812г., «в то время, когда предлежала великая работа - вновь спасать отечество подобно тому, как Минин и Пожарский ровно за двести лет тому назад спасали Россию». Естественно, что работа над созданием памятника продвигалась относительно медленно, и лишь в 1815г. была завершена большая модель, выставленная Мартосом для публичного обозрения.

И

нтерес к созданию памятника был весьма велик, но после освобождения Москвы от наполеоновских войск он неизмеримо возрос. Периодическая печать не только помещала заметки о ходе работ над памятником, но посвящала ему отдельные большие статьи. Так, журнал «Вестник Европы» посвящает специальную статью отливке памятника в бронзе, которая была поручена знаменитому литейщику Академии художеств В. П. Екимову. В статье подробно говориться о способе отливки, о скоплении большего количества зрителей, о блестящем завершении отливки, причем подчеркивается, что Екимов одним из первых стал отливать фигуры полностью, а не частями.