Жак Ширак

Файл : ref-18174.doc (размер : 36,352 байт)

ЖАК ШИРАК

ЖАК ШИРАК (р. 1932)

президент Французской Республики (с 1995)

На алжирской войне Жак Ширак, несмотря на весь её ужас, чувствовал себя свободным. В Париже всё было по-другому. На вчерашнего воина обрушился мир однообразия, который был для него хуже смирительной рубашки.

Учеба в Административной школе перестала для него что-либо значить. Но практика была ещё хуже. Его направили в префектуру Гренобля, где множество каких-то людишек бесшумно и молча сновали по коридорам. Он чувствовал себя настолько отвратительно, что получил за практику самую плохую оценку на курсе.

В январе 1958 года Ширак вернулся в Париж. Чувство, появившееся в Гренобле, не исчезало. Он стал сомневаться в верности выбранного пути. Единственной радостью стало для него рождение дочки.

Молодая семья жила более чем скромно. От того, на каком месте он окажется в своём выпуске, во многом зависело будущее. Шираку стоило больших усилий собраться.

Он занял шестнадцатое место – весьма посредственный результат, который всё же давал доступ в высшие государственные органы. Жака приняли на службу в Счётную палату.

Работа ему не нравилась. Полному энергии 28-летнему парню было скучно. Ширак жаждал действия. Он находил массу занятий, не связанных со службой, разъезжал по стране, но у него по-прежнему не было уверенности в правильности своего выбора.

После Эвианских соглашений между Францией и Временным правительством Алжира, подписанных 18 марта 1962 года, Жак Ширак решил примкнуть к Жоржу Помпиду – новому премьер-министру генерала де Голля. Говорили, что Жерар Белоржей, друг Ширака по Институту политических исследований, занимавших один из постов у Жака Анри Бюжара в генеральном секретариате правительства, предложил шефу взять своего друга в помощники. Бюжар был покорён энергией молодого человека и принял его на работу. А через шесть месяцев Ширак сменил самого Бюжара на посту.

Он с головой окунулся в работу, ни под кого не подстраивался, открыто и уверенно высказывал своё мнение. Высокий (189 см), с громким голосом, Ширак всегда с такой настойчивостью защищал свою точку зрения, будто от этого зависела его жизнь. Очень скоро его прозвали «Бульдозер», на него обратили внимание влиятельные люди.

Помпиду прекрасно знал о существовании «Бульдозера». Он увидел его в первый раз ещё до того, как их представили друг другу, и сразу догадался: «Это именно он…»

Жак Ширак родился 29 ноября 1932 года в Париже в семье банковского служащего. Ребёнок рос в достатке и в окружении весьма влиятельных лиц.

В 1940 году семья перебралась на свободную зону, жила на берегу моря. Маленький Жак часто прогуливал школу, прячась среди скал. После войны Шираки возвратились в Париж, и Жак поступил в лицей в Сен-Клу, откуда его выгнали за непослушание. После этого он учился в лицее Карно, где, средним и очень недисциплинированным учеником, умудрился получить степень бакалавра.

Школьные товарищи восхищались его дерзостью. Выйдя из класса, он сразу закуривал, что считалось признаком самостоятельности и независимости. Он слыл недисциплинированным учеником ещё и потому, что заводил разговоры на политические и философские темы, выходящие за рамки школьной программы.

Жак учил русский язык, переводил Толстого и Пушкина. Сам пытался писать стихи.

В 1949 году отец записал его в класс высшей математики в лицее Луи-ле-Гран в Париже. Но Жак нанялся на судно «Капитан Сен-Мартин» и отправился в плавание, в котором чуть не умер от морской болезни. Спас мальчишку боцман корабля. Пришлось вернуться к математике. Но она нагоняла на него страшную тоску.

Жак искал приключений. «Было развёрнуто большое движение против использования атомного оружия в военных целях, – рассказывал он позднее корреспонденту «Пари-Матч». – Оно называлось «Стокгольмским воззванием». Я не только примкнул к этому движению, но и стал собирать подписи под воззванием. Однажды, может, из-за какого-то бахвальства, объясняемого возрастом, я отправился собирать подписи к комиссариату на площади Сен-Сюльпис, в результате чего меня немедленно задержали и отправили домой в сопровождении двух полицейских». Отца тогда чуть не хватил удар, но Жака любили, и об инциденте в семье предпочли поскорее забыть.