Бургундия в поисках самоидентификации (1363-1477 г.)

Файл : ref-15709.doc (размер : 572,928 байт)

ВВЕДЕНИЕ.

Среди государств, существующих на территории Европы в позднее Средневековье, особый интерес представляет Бургундия. Бургундское государство, внезапно возникшее среди традиционных европейских государств, смогло за столетие добиться признания своей значимости, и стало играть важную роль в международной политике.

Буквально ворвавшись в уже более или менее сложившуюся систему западноевропейских отношений XIV-XV вв., Бургундия заставила обеспокоиться многие державы, а амбиции и победы ее герцогов привели в замешательство правителей соседних стран. Почувствовав угрозу своим владениям, соседние государства, позабыли о разногласиях и создали в 1475 г. т.н. «антибургундскую коалицию» (Франция, Австрия, союз Эльзасских городов, Швейцария). В ходе ожесточенной борьбы Бургундия вскоре была уничтожена, но ее наследие еще долго оказывало существенное влияние на европейскую историю.

Бургундский феномен долгое время не являлся специальным предметом исторических исследований. Бургундию упоминали лишь в контексте французской истории. Ей отводили небольшую и не слишком почетную роль государственного образования, вставшего на пути объединения Франции. История Бургундского государства долгое время служила примером неизбежного краха феодального сепаратизма и отсталости феодальных методов правления в сравнении с прогрессивными абсолютистскими тенденциями политики Людовика XI.

Между тем, многие признаки позволяли говорить о неправомерности столь упрощенного подхода. Еще в середине XIX в. Т. Н. Грановский отметил особенность бургундского феномена и отвел ему важное место в средневековой истории. Характеризуя герцога Карла Смелого, Т.Н. Грановский дал следующую оценку: "Это был человек, который смотрел назад, но употреблял для этого новые средства". В свете формирования в современной исторической науке направления т.н. «местной истории» исследование Бургундии приобретает самостоятельное значение, способствующее адекватному пониманию своеобразия хода исторического развития.

Время существования Бургундии приходится на XIV-XV вв., для западной Европы это своеобразное безвременье: эпоха классического Средневековья в прошлом, а время Возрождения и Реформации еще не наступило. Й. Хейзинга со свойственной ему образностью назвал этот период "осенью Средневековья". Для данного периода характерно смешение идей, форм и методов, как в политике, так и в экономике и культуре, сочетание средневековых идеалов и новых, проторенессансных форм. Эта неоднозначность и обеспечила неповторимость бургундского феномена.

Эпоха XIV-XV вв. в зарубежной и отечественной историографии исследована довольно поверхностно, так как историки предпочитали иметь дело с яркими периодами европейской истории, такими как расцвет рыцарства XI-XIII вв. или Возрождение, и естественно, данный период остался в тени. Эпоха упадка и разложения феодализма, «кризис XIV века» - вот и все, на что могло рассчитывать это время в исторических характеристиках. Между тем эти два века стали для европейской истории временем великих испытаний и экспериментов, именно тогда вырабатывались генеральные линии будущей новой истории. Ставились различные политические опыты, активно менялись экономически формы, огромные изменения претерпевала культура, происходил постепенный отказ от средневековых традиций. Одним из самых ярких проявлений этого времени проб и исканий и стало Бургундское государство.

Бургундский феномен в отечественной историографии очень слабо изучен в силу вышеупомянутых причин. Исследователи предпочитали глобальные проблемы, приоритет отдавался изучению классовой борьбы и экономики. Впрочем, подобные тенденции сказались на развитии всей советской медиевистики. Но и в 80-90-е гг. XX в. эта тема оставалась за рамками исследований, так как снятие идеологического запрета с многих тем сделало их актуальными и привлекательными для историков. В последнее время появилось несколько статей по различным аспектам бургундской истории, тем не менее, серьезное и комплексное изучение данной темы еще впереди. Феномен Бургундии еще ждет своего исследователя. В данном аспекте моя работа стремится хотя бы в небольшой мере восполнить этот пробел европейской позднесредневековой истории, и в связи с этим является актуальной.

Объектом исследования стала та историческая реальность XIV-XV вв., которая проявилась в политической, экономической, идеологической и культурной сферах жизни бургундского общества. Комплексный анализ данных отношений должен помочь раскрыть особенности бургундского феномена. Предметом исследования данной работы является процесс возникновения, развития и гибели Бургундского государства, его специфика. Большой интерес вызывают те изменения, которые произошли во внешней и внутренней политике, в социально-экономических отношениях и культуре Бургундии.