Буржуазные революции в Европе в 18 веке

Файл : VDV-1426.DOC

Введение

20-е годы Х1Х в. отмечены рядом революционных выступлений и восстаний в Западной Европе и на Балканах. Буржуазные революции в Испании, Португалии и Италии были вызваны притязаниями буржуазии на власть и ее борьбой против абсолютизма, восстановленного после краха наполеоновской империи. Хотя обстановка в этих странах в годы Реставрации существенно различалась (в Италии антифеодальные преобразования революционного и наполеоновского периода в основном остались в силе, тогда как в Испании и Португалии феодальные устои общества не были поколеблены), вспыхнувшие здесь буржуазные революции имели некоторые общие специфические черты. Эти выступления (равно как и национально-освободительная революция в Греции, восстание в Валахии) не носили стихийного характера, они были задуманы и подготовлены тайными обществами, состоявшими из буржуазных элементов, интеллигенции, либеральных дворян и военных. В странах Пиренейского полуострова и в Италии особую роль в революциях сыграли армии, что объясняется рядом обстоятельств. В Испании, Португалии и Италии буржуазия, все еще весьма слабая и в большой мере связанная с землей, не была заинтересована в глубоких социальных преобразованиях, ее главной целью являлось достижение компромисса с монархами и дворянством путем установления конституционного строя. Буржуазия и либеральное дворянство в своем большинстве не желали (и не могли) развязать широкое народное движение из опасения за сохранность собственности. Они предпочитали осуществить «контролируемую» революцию, которая не выходила бы за пред начертанные ей рамки и не приняла бы большого размаха. Буржуазно-дворянские революционеры надеялись, что, подчинив себе армию и лишив таким образом ослабевший абсолютизм его важнейшей вооруженной опоры, они совершат военный переворот и без особого труда и без вовлечения в революцию широких масс добьются желаемого результата. Использование армий в революционных целях в первые годы Реставрации облегчалось тем, что во всех звеньях командного состава оставалось много военных, которые выдвинулись в период наполеоновских войн из рядов буржуазии и отчасти из народной среды; сохранив передовые политические взгляды, они со своей стороны были противниками реакционного режима Реставрации и желали государственных преобразований. Либеральной ориентации придерживались группы офицеров-дворян в Сардинском королевстве и Испании, не говоря уже о дворянских революционерах в России. Революции в Испании, Португалии и особенно в Италии обнажили слабость абсолютизма, его неспособность противостоять революционному натиску без поддержки извне; появилась возможность принудить его с помощью армии к компромиссу. Однако революции произошли в тот момент, когда силы европейской реакции действовали еще сплоченно, полные решимости не допустить возрождения революции на континенте. В противоборстве с фронтом реакционных держав Священного сою за разрозненные революции в отдельных странах не имели шансов на успех при столь узкой базе среди народных масс. Крестьянство осталось в стороне от революций, и это явилось важнейшей причиной их слабости и поражения.

I. Буржуазная революция в Испании 1820 – 1823 годов

Предпосылки революции.

Реставрация старого порядка в 1814 г. обострила социально-экономические и политические противоречия внутри испанского общества. Развитие капиталистического уклада требовало проведения буржуазных преобразований. В первые десятилетия Х1Х в. увеличилась численность хлопчатобумажных, шелковых, суконных, железоделательных мануфактур. Крупнейшим центром мануфактурного производства стала Каталония. В Барселоне встречались предприятия, на которых работало до 600 – 800 человек. Рабочие, занятые на мануфактурах, трудились как в хозяйских мастерских, так и на дому. Мануфактурное производство пустило корни и в деревне: в Каталонии и Валенсии многие безземельные крестьяне летом батрачили, а зимой работали на суконных мануфактурах. Важное место в испанской экономике занимала колониальная торговля. С ней были неразрывно связаны интересы купцов и судовладельцев Кадиса, Барселоны и других портовых городов. Колонии в Латинской Америке служили рынком сбыта для испанской текстильной промышленности. Развитие капиталистических отношений в промышленности сталкивалось с целым рядом препятствий. В Испании сохранялись внутренние таможенные пошлины, алькабала (средневековый налог на торговые сделки), государственные монополии; в городах продолжали существовать многочисленные цехи. В испанской деревне преобладали феодальные отношения. Более 2/3 обрабатываемой земли находилось в руках дворянства и церкви. Система майоратов гарантировала сохранение монополии феодалов на землю. Многочисленные феодальные повинности, налоги и церковная десятина тяжелым грузом лежали на крестьянских хозяйствах. Держатели выплачивали поземельные повинности в денежной или натуральной форме; феодалы продолжали пользоваться баналитетными правами и другими сеньориальными привилегиями. Примерно половина испанских деревень находилась под юрисдикцией светских сеньоров и церкви. Рост цен на хлеб и другие продукты в ХVIII в. способствовал втягиванию дворянства во внутреннюю и колониальную торговлю. В северных районах Испании, где были распространены различные формы феодального держания и полуфеодальной аренды, этот процесс приводил к усилению натиска сеньоров на крестьян. Дворяне пытались увеличить существующие повинности и ввести новые, сократить сроки держания, что вело к постепенному превращению держателей в арендаторов. Участились случаи захвата сеньорами общинных земель. По-другому обстояло дело в Андалусии, Эстремадуре, Новой Кастилии – районах крупного дворянского землевладения. Здесь вовлечение дворян в торговлю вызывало сокращение традиционной мелкокрестьянской аренды и расширение собственного хозяйства сеньоров, основанного на применении труда батраков и малоземельных крестьян. Проникновение капиталистических отношений в сельское хозяйство ускорило расслоение деревни: возрастала численность малоземельных и безземельных крестьян, выделялась зажиточная крестьянская верхушка.