К. Менгер: Основания политической экономии

К. Менгер: Основания политической экономии

Но, пожалуй, самым важным с точки зрения дальнейшего развития западной экономической теории был следующий вклад Менгера. Говоря о факторах, определяющих ценность благ высших порядков, Менгер (на. с. 140—141) излагает идею, которую позднее наиболее основательно развил Визер. Это принцип «упущенной выгоды», который вошел в арсенал наиболее важных инструментов совре​менной микроэкономической теории. Согласно Менгеру цен​ность производительного блага определяется разницей между ценностью продукта, который с его помощью планируется про​извести, и ценностью других, удовлетворяющих менее важные потребности благ, которые можно было произвести при альтер​нативном употреблении данного производительного блага.

Второй раздел.

Второй раздел включает главы четвертую и пятую. Его содержание - переход от субъективной ценности к цене, т. е. к меновой пропорции благ. Отношение между вто​рым и первым разделами - это отношение явления к сущно​сти. Менгер последовательно выводит цены из индивидуаль​ных, субъективных ценностей, но учитывает при этом объек​тивное влияние среды - различных типов обмена. Первый шаг, которого требует от Менгера его субъективистский подход, - отказ от предпосылки эквивалентного обмена. Ведь эта пред​посылка предполагает равенство благ по какому-то, объек​тивно присущему им самим показателю. Менгер делает этот шаг, заявляя, что обмен не может быть эквивалентным, потому что он всегда выгоден обоим его участникам: после него их потребности бывают удовлетворены лучше, чем до него. Заметим, что этот вывод совершенно неизбежно следует из выбранных автором исходных предпосылок: удовлетворения потребностей как единственного мотива всякой эко​номической деятельности. (В «Капитале» Маркса в анализ обмена имплицитно заложена предпосылка существования ка​питала и главенствующей роли мотива накопления капитала, которая прорывается наружу в главе 4 I тома. Единый для всех капиталистов мотив накопления по самой своей сути предпо​лагает соизмеримость товаров. У Менгера же блага объективно несоизмеримы: сколько людей, столько и ценностей у данного количества благ.)

Действие этой предпосылки проявляется и в определении границ обмена: если дальнейший обмен перестанет улучшать удовлетворение потребностей его участников, он прекратится.

(Для сравнения: у Маркса границей обмена являются границы производства, а не наоборот, а последние в свою очередь установлены лишь возможностью продолжения и ускорения процесса накопления, сам же мотив накопления по природе своей безграничен. Что же касается возможностей накопления, то они заданы платежеспособным спросом, причем единственным фактором, влияющим на последний, является доход.).

Нетрудно заметить, что подход «от потребностей» пол​ностью реабилитирует такую важную сферу экономической де​ятельности, как торговля. Классики и марксисты, как известно, отрицали производительный характер труда в данной отрасли, оставляя за ним лишь перераспределение произведенного. Не​которые положения читаются сегодня как злободневный аргу​мент в защиту торговых посредников, уместный в наших ны​нешних парламентских дебатах.

Хочется также отметить два скромных по объему, но не по значению, фрагмента. Первый - об «экономических жерт​вах, которых требуют меновые операции». Здесь при желании можно увидеть зачатки концепции «транзакционных издержек», играющей в современной западной неоинституционалистской литературе выдающуюся роль*. Другой - первое в теоретической экономической литературе разграничение ме​жду ценами спроса и ценами предложения (за 20 лет до Мар​шалла), которое, несомненно, было подсказано Менгеру его практикой биржевого обозревателя.

Основная часть главы пятой посвящена образованию цен в различных условиях - при изолированном обмене, монополии продавца и конкуренции покупателей и, наконец, при дву​сторонней конкуренции. Обращает на себя внимание порядок анализа, при котором логический переход идет не от свобод​ной конкуренции к монополии (как во всех современных за​падных учебниках), а наоборот. Это, разумеется, не означало, что Менгер исходил из существования реальных капиталисти​ческих монополий-гигантов конца XIX—начала XX в. Данную последовательность диктуют автору:

1) избранная им методо​логия исследования—от простейших случаев ко все более сложным;

2) склонность к историческим параллелям (а исто​рически относительно свободная конкуренция, безусловно, яв​ляется продуктом поздней стадии развития товарного обмена)