Арабская интеграция

Файл : ref-20736.doc (размер : 70,656 байт)

Арабская интеграция. (Абдулсамад Абдулла и Мирошниченко Наталья – соискатели ученой степени кандидата исторических наук кафедры теории и истории международных отношений Санкт-Петербургского Государственного Университета; по поручению посольства Йеменской Республики в Москве)

В настоящее время в мире интенсивно развивается процесс формирования единого мирового геополитического пространства, процесс глобализации. В нем участвуют не только промышленно развитые страны Запада, но, в той или иной степени, большинство арабских стран. Первые шаги в этом направлении уже сделаны. Во многих арабских странах работают фондовые биржи, экономические реформы проводятся в соответствии с рекомендациями МВФ и ВБ, вводятся новые стандарты образования,…

Однако глобализационные изменения вызывают недоверие значительной части населения арабских стран. Как правило, глобализация воспринимается здесь, как попытка навязывания западных ценностей, отхода от собственной культуры.

Нужно не бояться глобализации, а хорошо подготовиться к ней, разработав собственные проекты, способные оказать серьезное влияние на данный процесс.

Арабский мир способен стать реальной силой только при условии внутренней интеграции. Для этого у него есть определенные предпосылки. Арабский мир един территориально, он мононационален (90 процентов жителей арабских стран составляют арабы), объединен общим языком, историей и культурой, общими задачами в поддержании оборонного потенциала. К активизации интеграционных процессов арабские страны подталкивает специализация международной торговли и продолжающаяся зависимость от западных стран.

Арабская интеграция имеет свою историю. Перемены, происходившие в арабских государствах на протяжении XX в. существенно отразились на различных сферах жизни арабов, включая идейно-политическую. Это выразилось в возникновении и эволюции целого ряда концепций и доктрин светского типа, из которых наиболее влиятельной и распространенной стал арабский национализм (панарабизм), основанный на представлении об арабах как о единой нации.

В проанглийском окружении короля Фейсала I в Ираке, а также в дворцовых элитах Египта и Иордании (в период 1920-1940-х гг., о котором идет речь, - Трансиордании) выдвигались планы объединения арабов "сверху" в рамках так называемого "Благодатного полумесяца" и "Великой Сирии", тогда как в "низах" происходил процесс создания партий националистического типа, как например, партии арабского социалистического возрождения БААС, ставившей конечной целью своей деятельности полное освобождение арабов и объединение разрозненных частей арабской родины в едином государстве.

Ни один из планов объединения "сверху" из-за целого ряда факторов как субъективного, так и объективного характера не был реализован. Определенным исключением явилась лишь Арабская лига (современное название - ЛАГ), которая стала лишь координационным органом, а не инструментом интеграции, как это планировалось при ее создании. ЛАГ не смогла выполнять миссию по консолидации рядов арабов, что объясняется такими факторами, как отсутствие эффективного механизма воздействия на страны-участницы, отсутствие единого политического курса Лиги, зависимость организации от привлечения капиталов отдельных стран. В рамках Лиги не были выработаны основополагающие подходы для предотвращения возможных конфликтов между странами арабского мира, не было принято решительных мер по устранению главного очага напряженности на Ближнем Востоке - арабо-израильского конфликта и вытекающей из него палестинской проблемы.

Особые роль и место в деле интеграции арабов принадлежали бывшему египетскому президенту Гамалю Абд аль-Насеру. Именно он явился одним из инициаторов и вдохновителей создания Объединенной Арабской Республики (1958-1961 гг.). Он активно выдвигал лозунги объединения арабов, придавая им антиколониальный и антиимпериалистический характер. Вместе с тем взгляды президента Египта не были лишены иллюзий по поводу возможности объединения в едином государстве стран, имеющих разные интересы. Гамаль Абд аль-Насер не учитывал сложность унификации неоднородных и даже полярных социально-экономических систем и институтов. На практике это стало окончательно очевидным после распада ОАР.

Крушение ОАР и связанная с этим утрата надежд в отношении жизнеспособности унитарной формы объединения и объединения вообще, привели к росту региональных тенденций и преобладанию политического, а не идейного фактора в интеграции. Со всей очевидностью это проявилось в многочисленности очень нестойких и кратковременных союзов, формировавшихся в 1960 - середине 1980-х гг. по инициативе отдельных арабских лидеров. Они так и не получили дальнейшего развития и остались лишь продекларированными.