История античной эстетики

Файл : 29610-1.rtf (размер : 101,345 байт)

История античной эстетики. Поздний эллинизм

Теоретические и практические тенденции эстетики Плотина

Судьба

Множество разных подходов к проблеме причинности. В своем трактате “о судьбе” достаточно методично перечисляет все бывшие до него учения о причинах, действующих в становящемся вокруг нас мире. Это лишь классификация учений, в которой сам мыслитель не отдает свое предпочтение ни одному из них.

Душа как подлинная причина. Плотин считает, что в поисках причины следует становиться на понятии души. Когда она берется сама по себе, в виде Мировой Души, она - полная распорядительница всего существующего, она ни от чего не зависит и она есть полная свобода. С другой стороны, однако, душа может быть связана и с соответствующим телом. Тогда ее всеобщая свобода уже ограничивается. Именно тело лишает душу или может лишать полной свободы, ограничивая ее более мелкими и частичными побуждениями, поэтому душа может быть и свободной и несвободной, а это уже более широкий и более глубокий взгляд. Важно также, что душа может быть и лучшей и худшей в зависимости от своего тела.

Душа для Плотина - наиболее реальное воплощение жизни. Только она может быть свободной, хотя я подчиняется разного рода случайным явлениям. “Только когда она стремится, имея в качестве вождя логос, такое стремление необходимо называть исходящим от нас и добровольным. И только в этом случае мы можем сказать, что это стремление именно наше, а не вынужденное внешними обстоятельствами.

Ограниченное понятие судьбы, совместимой с человеческой свободой. Плотин допускает термин “судьба”, и, значит понятие судьбы у него довольно ограниченное. На понятие судьбы мыслитель соглашается только в силу реализма своего мышления, прекрасно понимающего, что человеческая свобода и предопределенность человеческих действий - совершенно разные вещи.

Промысел

Безличной судьбе как полной случайности или необходимости противоположен промысел, устраивающий все целое на основании разума. Естественно, что вслед за трактатом о судьбе Плотин пишет два трактата о промысле.

Невозможность допускать всеобщий хаос.

Сколько бы мы ни наблюдали беспорядка в действительности, ни о каком всеобщем хаосе для Плотина не может идти и речи. Действительность во всяком случае подчинена разным законам и порядку. Мир вечен так же, как и господствующий в нем промысел.

Зависимость нашего космоса от космоса умопостигаемого. В противоположность космосу Ума наш чувственный космос лишен вечной гармонии. В нем одни части борются с другими, а другие находятся в гармонии со всем прочим. Наш космос, следовательно, возник уже в силу необходимости, а не только в силу одной свободы. Гармония нашего мира не есть просто гармония, но слияние ума и необходимости или логоса и необходимости, так что Мировая Душа главенствует в мире только вследствие своей чистоты и близости к Уму.

В чем красота чувственного мира. Фактически чувственный космос полон борьбы противоречий и всякого хаоса. Но это нисколько не значит, что он не прекрасен. В космосе находится все, что для него необходимо и что все существующее в нем отдельно, имеет свое собственное назначение Здешний мир уже и с самого начала по необходимости создан состоящим из взаимо-противоречащих и борющихся между собой единичностей. Плотин здесь проповедует некоего рода оправдание зла, которое "неистребимо", заимствуя это выражение не откуда иначе, как из самого Платона, требующего зло как необходимую противоположность добра.

Ограниченность красоты в чувственном мире, но это не есть вина промысла. В мире много зла, но это зло не только не есть действие промысла, но, скорее, как это учит Платон, оно является результатом свободного выбора самих же душ, которым предоставлено право самим выбирать для себя ту или иную судьбу. По самой своей природе люди занимают среднее место между богами и животными. Поэтому и приближение людей к богам и приближение людей к животным одинаково естественно. Людям нужно самим бороться за свое существование, а не молиться богам, чтобы те, нарушая свободу человека, сами сражались за них. Если ожидать спасения только от богов, а не делать того, что может привести к спасению, то это значит оскорблять законы универсума, и жизнь таких людей ничуть не лучше смерти.

Если кого-нибудь в чем винить, то только сам же логос. Если всем управляет логос и в то же время существует здесь или там какое-нибудь несовершенство, то это, по Плотину, происходит именно по воле общего логоса, который сам определил все существующее к свободе. Человек есть то или иное воплощение логоса, и если человек творит дурное, то это зависит только от него самого, так как именно логос сделал его свободным. Мир также и абсолютно логичен, потому что даже и все перемены в мире от дурного к хорошему и наоборот, все это творится все тем же общебытийным логосом.