Теория элит Вильфредо Парето

Социологическая система Вильфредо Парето строилась на теории нелогического действия. Согласно Парето, большинство тех человеческих действий, из которых слагается история, принадлежат к числу нелогических действий. Каждый индивид поступает определенным образом, потому что обладает психологическими предиспозициями (установками) и испытывает определенного рода чувства. Эти чувства маскируются при помощи псевдоаргументов, составляющих содержание всех без исключения общественных теорий.

Уязвленный былыми неудачами в политике, Парето писал: «Большинство действий людей происходит не от логического рассуждения, а совершается под влиянием чувства. Это особенно относится к тем действиям, при которых преследуются не экономические цели», прежде всего — к сфере политики. Мотивы политических действий коренятся, на взгляд Парето, в области психологии, а рационализация этих действий, попытка их объяснения и оправдания приходится на то время, когда действие уже свершилось. В результате нелогичное поведение преобразуется в логичное, по крайней мере, внешне.

Логическими действиями Парето считал такие, при которых субъективные соотношения цели и средства совпадают с объективной реальностью, установленной логически и экспериментально. При нелогических же действиях отсутствует согласование субъективной и объективной реальности. Оно отсутствует, потому что между ними вклиниваются чувства мировоззрения, вера и т.п. Однако люди неохотно признают, что действуют иррационально, а часто они этого просто не понимают. Поэтому они пытаются каким-то образом объяснить, "логизировать" (термин Парето) свои действия. С этой целью люди придумывают самые различные теории и доктрины религиозного, этического, социального или квазинаучного толка. Эти теории, выдуманные склонным к резонерству человечеством, состоят в свою очередь из постоянного элемента - так называемых «остатков» (residuo) и "производных" (дериваций). Остатки, деривации и их отношение к поведению людей представляют собой основные факты и объект изучения социологии. За этим скрывается точка зрения, что не идеи руководят действиями - они лишь иллюзии, - а чувства, и что в случае так называемых идей речь очень часто идет о деривациях, которые служат определенной цели. Например, тому, чтобы убедить народ в необходимости, пользе существующего порядка (старая элита) или перемен (новая элита).

«Нужно быть внимательным, — предупреждает Парето, — и не путать «остатки» ни с чувствами, ни с инстинктами, которым они соответствуют. Остатки - суть проявления этих чувств и инстинктов, как повышение столбика ртути в термометре есть показание повышения температуры». Таким образом, «остатки» — это своего рода энергетический источник социального действия и поведения. «Производные» же являются идеологическим обоснованием или оправданием «остатков». Их главная функция не раскрывать истинный характер связи между мотивами и действиями, а скорее маскировать его, придавать видимость логичного нелогичному, убеждать людей поступать так, как это требуется правящей элите.

Одним из самых больших вкладов в современную социальную теорию, внесенных Парето, является его теория элит.

Проблематика элиты выдвинулась на центральное место в концептуальных исканиях Парето в связи с необходимостью дать ответ на вопрос, какая сила приводит в движение сконструированную им систему социальных отношений. Методологические же истоки подхода к элите были заложены в его политэкономических трудах. Такой важнейшей методологической «подсказкой» послужила кривая, отражавшая принцип распределения доходов. Внимание Парето привлекло то обстоятельство, что буквально повсюду, какую бы страну ни взять, значение уравнения, выражающего эту кривую, оказывается близким к одному и тому же числу. Отсюда и принципиальный вывод: «Неравенство распределения доходов, очевидно, зависит гораздо больше от самой природы человека, чем от экономической организации общества». В этом Парето увидел универсальную модель, пригодную для всех сфер жизни, а не только экономики: «Если предположить, что мы расположим людей в соответствии с другими критериями, например, по их мыслительным способностям, по их математической одаренности, их музыкальным, поэтическим, литературным талантам, по степени их моральности и т. д., мы, скорее всего, получим кривую, более или менее похожую на ту, которую мы находим применительно к распределению богатств». Правда, было бы абсурдно полагать, что люди с математическими или поэтическими талантами займут высшие места в рамках фигуры, отражающей распределение богатства. То же можно сказать и относительно распределения моральных качеств. Но если расставить людей по степени их влияния на политическую и социальную власть, то, «по большей части, эти люди займут аналогичные места как в такой фигуре, так и в той, что построена по принципу распределения богатства. Так называемые высшие классы в общем также и наиболее богатые». Они и представляют собой элиту. Таким образом, неизбежность деления общества на управляющую элиту и управляемые массы Парето выводил из неравенства индивидуальных способностей людей.