Светочи России и Чувашии

Файл : work.doc (размер : 224,256 байт)

PAGE PAGE 2

Министерство труда и социального развития РФ

Московский государственный социальный университет

Филиал в г. Чебоксары

Юридический факультет

Контрольная работа

по предмету: Отечественная история

на тему: Светочи России и Чувашии

Выполнила:

студент 1курса заочного отделения

группы ЗЮ-11

Научный руководитель:

профессор

Васильев Егор Васильевич

г. Чебоксары 2004г.

Оглавление

Введениес 3 – 4

IСветочи Россиис 4 - 19

IIХудожник Репин И.Е.с 19 – 22

IIIСветочи Чувашиис 22 - 27

IVХудожник Овчинников Н.В.с 27 - 29

Заключениес 29

Список использованной литературыс 30

Введение

XIX век называют «Золотым веком» русской культуры. Это время культурного и духовного подъема в России. Если в экономическом и социально-политическом развитии Россия отставала от передовых европейских государств, то в достижениях культуры она не только шла вровень с ними, но и часто опережала.

В начале XIX века в живопись наряду с классицизмом с его мифологическими и библейскими сюжетами пришло романтическое направление, представители которого проявляли большой интерес к личности и внутреннему миру человека. Это обстоятельство обусловило развитие портретного жанра.

Культура этого времени развивалась на фоне все возрастающего национального самосознания русского народа и в связи с этим имела ярко выраженный национальный характер. Огромное влияние на живопись, литературу, театр, музыку оказала Отечественная война 1812 года, которая ускорила рост национального самосознания русского народа. Однако консервативные тенденции в политике сдерживали развитие культуры. Правительство явно боролось с проявлениями передовой общественной мысли.

Социально-экономические изменения в стране, вызвавшие проведения радикальных либеральных преобразований, обусловили формирование новых общественных отношений, произвели подлинный переворот не только в социальной, но и духовной жизни всех россиян, охватив широкие массы народа. Вторая половина XIX века являлась закономерным продолжением «Золотого века» отечественной науки и культуры. Творения российских ученых и мыслителей, писателей, художников и музыкантов, ставших признанными корифеями мировой классики, прочно вошли в сокровищницу человеческой цивилизации.

На рубеже XIX-XX веков в духовной жизни России появились тенденции, связанные с мироощущением человека XX столетия. Они требовали нового осмысления социальных и нравственных проблем. Все это приводило к поиску новых изобразительных методов и средств. В России сложился своеобразный историко-художественный период, который его современники называли «Серебреным веком» русской культуры.

Светочи России

Для русского изобразительного искусства были характерны романтизм и реализм. Однако официально при​знанным методом был классицизм. Академия художеств стала консерва​тивным и косным учреждением, препятствовавшим любым попыткам свободы творчества. Она требовала строго следовать канонам класси​цизма, поощряла написание картин на библейские и мифологические сюжеты. Молодых талантливых русских художников не удовлетворяли рамки академизма. Поэтому они чаще обращались к порт​ретному жанру.

Выдающийся мастер русского изобразительного искусства романтизма Кипренский Орест Адамович(1782-1836), известен как замечательный портретист. В картине «Дмитрий Донской на Куликовом поле» (1805, Русский музей) продемонстрировал уверенное знание канонов академической исторической картины. Но областью, где его талант раскрывается наиболее естественно и непринужденно, становится портрет. Первый его живописный портрет («А. К. Швальбе», 1804), написанный в «рембрандтовской» манере, выделяется своим выразительным и драматичным светотеневым строем. С годами его мастерство, — проявившееся в умении создавать в первую очередь неповторимые индивидуально-характерные образы, подбирая особые пластические средства, чтобы эту характерность оттенить, — крепнет. Впечатляющей жизненности полны: портрет мальчика А. А. Челищева (около 1810-11), парные изображения супругов Ф. В. и Е. П. Ростопчиных (1809) и В. С. и Д. Н. Хвостовых (1814, все — Третьяковская галерея). Художник все чаще обыгрывает возможности цветовых и светотеневых контрастов, пейзажного фона, символических деталей («Е. С. Авдулина», около 1822, там же). Даже большие парадные портреты художник умеет сделать лирически, почти интимно непринужденными («Портрет лейб-гусарского полковника Евграфа Давыдова», 1809, Русский музей). Его портрет молодого, овеянного поэтической славой А.С. Пушкина является одним из лучших в создании романтического образа. У Кипренского Пушкин выглядит торжественно и ро​мантично, в ореоле поэтической славы. «Ты мне льстишь, Орест»,— вздохнул Пушкин, взглянув на готовое полотно. Кипренский был также виртуозным рисовальщиком, создавшим (преимущественно в технике итальянского карандаша и пастели) образцы графического мастерства, зачастую превосходящие открытой, волнующе легкой своей эмоциональностью его живописные портреты. Это и бытовые типажи («Слепой музыкант», 1809, Русский музей; «Калмычка Баяуста», 1813, Третьяковская галерея), и знаменитая серия карандашных портретов участников Отечественной войны 1812 года (рисунки с изображением Е. И. Чаплица, А. Р. Томилова, П. А. Оленина, тот же рисунок с поэтом Батюшковым и др.; 1813-15, Третьяковская галерея и др. собрания); героическое начало здесь приобретает задушевный оттенок. Большое число набросков и текстовые свидетельства показывают, что художник весь свой зрелый период тяготел к созданию большой (по его собственным словам из письма А. Н. Оленину 1834 года), «эффектной, или, по-русски сказать, ударистой и волшебной картины», где в аллегорической форме были бы изображены итоги европейской истории, равно как и предназначение России. «Читатели газет в Неаполе» (1831, Третьяковская галерея) — по виду просто групповой портрет — на деле есть скрытно-символический отклик на революционные события в Европе. Однако наиболее честолюбивые из живописных аллегорий Кипренского остались неосуществленными, либо пропали (подобно «Анакреоновой гробнице», завершенной в 1821). Эти романтические поиски, однако, получили масштабное продолжение в творчестве К. П. Брюллова и А. А. Иванова.