Афганская война

Афганская война

      По словам М.Гареева, в 1979 году - заместителя начальника оперативного управления Генерального Штаба, "...ввод советских войск был непродуманным, политически ошибочным шагом, нанесшим огромный урон нашей стране и афганскому народу". Гареев занимал первую из двух позиций, возникших в армейском руководстве при подготовке к вторжению: или вообще не вводить войска (причем это было бы предпочтительней для большинства генштаба - по оценке того же Гареева), или ввести не 4-5 дивизий, а сразу 30-40, за два-три года достичь стабилизации в стране и прекращения боевых действий, перекрыть все каналы помощи оппозиции из-за афганских рубежей и уничтожить ее. С трудом можно предположить, что даже этот последний вариант был лучше, на чем настаивает генерал Гареев, но в любом случае он не прорабатывался и наверх не подавался.

      С уверенностью можно сказать, что советская акция в Афганистане расценивалась на Западе и рассматривалась в кругу советского руководства однозначно - не как помощь истинно народному правительству Демократической республики Афганистан в ее борьбе с империалистами и душманами, и не для защиты принятых афганцами завоеваний революции, а для предотвращения неизбежного в условиях банкротства просоветского режима контрреволюционного переворота.

IV

      "Советский Вьетнам." В западной, а позже и в отечественной прессе с легкой руки журналистов эта война часто называлась "советским Вьетнамом". Никто не сомневался, что "русские" на своих боевых вертолетах могли достичь даже самых отдаленных районов этой изолированной от всего мира страны. Но даже самые объективные прогнозы сводились к одному: если советские войска хотят получить выгодные для себя долгосрочные последствия, им надо "сойти на землю". Иначе им никогда не справиться с вооруженными повстанцами у себя в тылу. Моджахеды не были едины в своей борьбе. Но, как это ни может показаться парадоксальным, опыт не только советско-афганской войны показывает, что сила не всегда в единстве. Одно племя или аул могли, увидев для себя в этом выгоду, или под давлением силы заключить союз с завоевателями, но другие продолжали борьбу, так как в этой стране на протяжении многих столетий каждый сам обеспечивал себе выживание.

      В отсталом Афганистане было мало индустриальных центров, в городах промышленное производство было развито слабо, не было столь сильного рабочего класса и, в следствие этого, рабочей организации, на которую, согласно традиции, могла бы опереться марксистская партия. Проводя иногда довольно продуманную колониальную политику, советские оккупанты и их афганские союзники наделяли дополнительными властными полномочиями многих местных князьков, что еще больше усиливало пульверизацию общества, начатую Амином и Тараки, и создавало опасную основу для сохранения раздробленности и междоусобной войны в Афганистане на многие годы вперед. С первых дней войны даже оптимисты считали, что для реинтегрирования страны потребовалась бы смена по крайней мере одного поколения и гораздо больше при условии, что русские, не смотря на противодействие мирового сообщества, в ближайшем будущем не отказались бы от своего эксперимента - и это пророчество сбывается.

      В силу этих причин за пределами стран социалистического содружества почти никто не сомневался в том, что коммунистический режим в Афганистане не способен к самостоятельному существованию, и после вывода оттуда подразделений советской армии от него ничего не останется, кроме ненависти к русским, страна же впадет в продолжительный период хаоса и гражданской войны. Даже высшее советское руководство и верхи генералитета во многом разделяли это бытовавшее на Западе мнение, и именно поэтому продолжали настаивать на дальнейшем военном вмешательстве. Советские лидеры просто не имели другого выхода - ведь они не могли допустить падение марксистского правительства.

      Однако, афганские повстанцы, располагая лишь ограниченным арсеналом оружия, которое доставалось им преимущественно от распадавшейся афганской армии (к концу 1980 года она составляла 30% от своей и без того ранее сокращенной численности), а также не очень значительной военной помощью извне (преимущественно ракеты земля-воздух), оказывали агрессору отчаянное сопротивление. Не смотря на то, что советское военное присутствие в Афганистане было обеспеченно огромными техническими и людскими резервами, даже по самым оптимистичным оценкам умиротворение должно было бы занять многие годы. Многие прекрасно помнили о том, как России в конце XIX века пришлось потратить целых 25 лет на завоевание гораздо меньшей по площади страны на Кавказе - Дагестана.