Почему "огненное" и почему "А"?

Файл : 15496-1.rtf (размер : 30,067 байт)

Почему "огненное" и почему "А"?

Евгений ПЕРЕМЫШЛЕВ

Евгений Замятин – писатель лукавый, ирония его выходит на первый план в произведениях разве что заведомо сатирических, но присутствует она везде.

Вот конкретный пример – сказка «Огненное А». Поскольку это сочинение коротенькое, его можно разобрать строчка за строчкой "методом медленного чтения" – приёмом, которым нередко пользуются литературоведы, анализируя какое-нибудь произведение. При этом читатели или слушатели погружаются в художественный мир, созданный автором, видят, как работают различные части словесного механизма, понимают, зачем нужны те или иные винтики и гаечки.

Вслушаемся в интонацию сказки Замятина и вглядимся в её героев. Первая фраза уже задаёт нужный тон: "Которые мальчики очень умные – тем книжки дарят". Попробуйте здесь переставить слова. Ну, хоть бы так: "Книжки дарят тем мальчикам, которые очень умны". Слова остались почти буква в букву прежние, а смысл переменился: едкая ирония уступила место нравоучению. А ведь Замятин-то выдержал ироническую интонацию от начала и до конца.

Прочитал Вовочка книжку про марсиан – и что же? "Лёг Вовочка спать – куда там: ушки горят, щёчки горят. Марсиане-то ведь, оказывается, давным-давно знаки подают нам на Землю, а мы-то! Всякой ерундой занимаемся: историей Иловайского. Нет, так больше нельзя", – уважай Замятин своего героя побольше, не стал бы он говорить "ушки", "щёчки", нашёл бы слова поспокойнее. А тут сплошная насмешка. Экий глупый мальчик – учёбу считает ерундой, а в каких-то несуществующих марсиан верит. То ли дело взрослые: "За ужином большие читают газету: про хлеб, забастовки – и спорят, и спорят…"

Автор добавил: "...обо всякой ерунде". Сохранил Вовочкину иронию. И тут же развенчал Вовочку: "Заснули наконец. Вовочка – как мышь: сапоги, брюки, куртку. Зуб на зуб не попадёт, в окошко прыг! – и на пустой монастырский выгон, за лесным складом купца Заголяшкина". Ведь разве не насмешливо это сравнение "как мышь"? Если "как мышь", при чём тут сапоги и брюки?

Как же ведут себя Вовочка и его друзья? Глупо ведут себя: "Четверо второклассников, самых верных, натаскали дров купца Заголяшкина. Сложили из дров букву А – и заполыхало на выгоне огненное А для марсиан, колоссальное огненное А: в пять сажен длиной.

– Трубу!.. Трубу наводи скорее!

Навёл мальчик Вовочка подзорную трубу, трясётся труба.

– Сейчас… кажется… Нет ещё… Сейчас-сейчас…

Но на Марсе – по-прежнему. Марсиане занимались своим делом и не видели огненного А мальчика Вовочки. Ну, стало быть, завтра увидят.

Уж завтра – обязательно".

Конечно, это откровенная насмешка писателя над своими героями: "И вот – великая ночь. Красно-огненное А, четыре багровых тени великих второклассников. И уж наведена и дрожит труба…

Но заголяшкинский сторож Семён – в эту ночь не был пьян. И только за трубу – Семён сзади:

– Ах-х вы канальи! Дрова-а переводить зря? Держи-держи-держи! Стой-стой!

Трое, самых верных, – через забор. Мальчика Вовочку заголяшкинский сторож изловил и, заголивши, высек.

А с утра великих второклассников глупые большие засадили за историю Иловайского: до экзамена один день".

Но взглянем на этот текст по-другому. Кто в детстве не мечтал и о всяких путешествиях, и о встрече с космическими пришельцами? Неужели рядом с такими высокими, замечательными мечтами что-нибудь стоят пустые споры взрослых о хлебе и забастовках? Благо бы ещё что-нибудь делали, а то всё спорят, спорят. И что по сравнению с такими высокими, замечательными мечтами какие-то там дрова. Утащили они несколько штук, так ещё целый склад остался, разве жалко? Мечтают ребята об очень непростых и важных вещах: "…именно нынче начнётся новая, межпланетная эпоха истории Иловайского…". И на Земле тоже начинается новая эпоха – сказка предположительно датируется 1918 годом. Совсем недавно произошла революция.

Так стало быть, и те правы, и эти? И одновременно и те, и эти не правы. Может ли так быть? Как видим, может, когда мы имеем дело с разнонаправленной (амбивалентной, говоря по-научному) иронией, пропитавшей жанр литературной сказки.

В такой сказке многие детали имеют очень важное значение. Например, почему купец, которому принадлежит склад, носит фамилию Заголяшкин? А чтобы ещё более обнажить авторский приём иронии: "Мальчика Вовочку заголяшкинский сторож изловил и, заголивши, высек". Каламбуря, Замятин закругляет действие.