Главная / Каталог

Куравлев Леонид Вячеславович

Файл : 9857-1.rtf (размер : 46,043 байт)

Куравлев Леонид Вячеславович

Народный артист России

Родился 8 октября 1936 года в Москве. Отец - Куравлев Вячеслав Яковлевич (1909-1970), высококвалифицированный слесарь, трудился на авиационном заводе. Мать - Куравлева Валентина Дмитриевна (1916-1993), работала в дамской парикмахерской. Супруга - Куравлева Нина Васильевна, преподаватель английского языка. Сын - Куравлев Василий Леонидович (1978 г. рожд.), аспирант - окончил Московский автодорожный институт. Дочь - Куравлева Екатерина Леонидовна (1962 г. рожд.), окончила Щукинское училище.

Окончив московскую среднюю школу, Леонид Куравлев решил поступить во ВГИК, хотя до этого вовсе не помышлял об актерской карьере. Первая попытка не удалась, и Куравлев год проработал на фабрике кинооптики.

На 4-м курсе института во время сдачи экзамена по вокалу романс, исполненный актером со всей серьезностью, вызвал совершенно искренний смех некоторых слушателей. Среди них оказалась режиссер Софья Абрамовна Милькина, которая в тот же день предложила Куравлеву почитать сценарий "Мичман Панин" и "примериться" к роли матроса Камушкина.

У Леонида Вячеславовича к тому времени уже был небольшой кинематографический опыт: он сыграл роль солдата в телефильме "Сегодня увольнения не будет" (1958, курсовая работа А.А. Тарковского и А.В. Гордона). Но именно в фильме "Мичман Панин" (1960, режиссер Михаил Абрамович Швейцер) ярко обозначился его комедийный талант.

В том же году Куравлев окончил ВГИК и снялся в дипломной работе Василия Макаровича Шукшина "Из Лебяжьего сообщают". Таким образом, первые (и самые важные) уроки профессионального мастерства актер получил от Б.В. Бибикова, своего мастера по ВГИКу, а также от М.А. Швейцера и В.М. Шукшина.

Л.В. Куравлев быстро накапливал опыт, уверенно сыграв ряд небольших киноролей - таких, как Ленька в фильме Л.А. Кулиджанова "Когда деревья были большими" (1961). А после исполнения роли Пашки Колокольникова в картине В.М. Шукшина "Живет такой парень" (1964) к актеру пришел первый большой успех. Куравлевский герой получился удивительно обаятельным, без натуги сочетающим лукавство и озорство, браваду и доброту, готовность к самопожертвованию - одним словом, чуть ли не сказочным (вроде солдата, обманувшего смерть), но... абсолютно достоверным. Такие "недостатки" героя, как малообразованность и склонность к рискованным шуткам, с лихвой искупаются его искренностью и юмором. Сочетание живых, точно сыгранных черт характера с идеальными делает Пашку Колокольникова истинно народным героем, а вовсе не "положительным советским человеком".

В следующем фильме Шукшина, "Ваш сын и брат" (1965), Куравлев создал совершенно иной характер, драматический: его Степан Воеводин - зрелый, битый жизнью крестьянский мужик, искупающий словно бы не свою, а чужую вину. Степан бежит из тюрьмы (его осудили за драку), когда до конца срока остаются считанные недели, - чтобы вдохнуть поскорее деревенский воздух, окунуться в прежнюю жизнь. А может, для того, чтобы выразить свой смутный, неосознанный бунт против чего-то такого, что не дает ему жить спокойно? Например, против распада и умирания традиционного уклада деревенской жизни, против наступления "городских" порядков и морали? Куравлев следует авторской мысли Шукшина: поступок Степана есть не что иное, как обоснование невозможности подвига в жизни героя (и в повседневной действительности тех лет). И значит, драма Степана Воеводина объясняется тем, что он тоскует по иной, лучшей жизни, безуспешно пытается как-то разобраться в окружающем мире и своих смятенных чувствах. В результате герой неумело приносит в жертву свое жизненное благополучие, так и не найдя божества, которое бы могло эту жертву принять. Разумеется, столь сомнительный, с точки зрения официальной критики, герой был ею воспринят как нечто чужеродное. Но он не был вполне понят и зрителями, которые в большинстве своем оказались не готовы к обсуждению столь беспокойных материй.

Куравлев мог бы сыграть у Шукшина еще один раз (главная роль в фильме "Печки-лавочки" писалась специально для него), но отказался, опасаясь самоповторов. Актер избрал собственный, не шукшинский, подход к воссозданию человеческих характеров, хотя и не перестал испытывать огромного уважения к творчеству, к убеждениям и к человеческим качествам Василия Макаровича. Куравлевским героям более не были свойственны мучительная "нутряная" правда и стремление одним махом изменить все сразу: состоятельность своей - и окружающей - жизни они проверяли каждым поступком. Потому-то огромное внимание Куравлев стал уделять внешнему рисунку роли, поиску наиболее точного жеста, манеры поведения. Его размышления об искусстве киноактера, опубликованные в сборнике "Панорама" (М.: Искусство, 1977, вып. 2) так и назывались: "Магический жест". В них Куравлев обобщил собственный творческий опыт, закончив их словами А.А. Румнева, своего вгиковского педагога по курсу пантомимы: "Если вы жизнь человеческого тела сыграли правильно, значит, вы сыграете и жизнь человеческого духа".