Россия в мировой экономике

При этом сотрудничество с международными финансовыми организациями выходит за рамки чисто финансовых отношений: общеизвестна роль МВФ как экономического «наставника» реформирующихся стран. Но это ещё и институт, оказывающий довольно заметное воздействие на суверенный кредитный рейтинг, и перипетии взаимоотношений с ним непосредственно сказываются на восприятии иностранными инвесторами перспектив вложений в то или иное государство: иностранные фонды используют термин «IMF-approved destinations», - «одобрённые МВФ страны».

Необходимо улучшить организационную работу по проработке проектов с тем, чтобы сократить сроки и затраты. Ведь уже с момента подписания соглашения о займе включается «счётчик», накручивающий проценты за резервирование средств, потом – за их использование, а если заем по каким-то причинам «не пошёл» (такие случаи были), то это тоже не обходится бесплатно. Если учесть, что «в работе» одновременно находится десяток займов МБРР и ЕБРР, то набегают вполне солидные суммы текущих выплат из бюджета в счёт погашения задолженности международным организациям. Это небольшой, но вполне реальный резерв экономии бюджетных расходов. И применяться он должен вне зависимости от того, содержит госбюджет профицит или нет.

Исходя из принципа «централизация – лучший способ упорядочения и удешевления» необходимо искать решение вполне реальной проблемы пика выплат 2003 года в расширении и уточнении положений федерального закона о государственных внешних заимствованиях (1994 г.), согласно которому в стране действует единая система учёта и регистрации государственных внешних заимствований Российской Федерации, находящаяся в ведении правительства. Существует необходимость распространения данного механизма на все виды государственных заимствований – как внешние, так и внутренние.

В бюджетной системе США соответствующие функции выполняет Бюро государственного долга – структурное подразделение федерального казначейства. До 1917 года в России существовал орган, решавший сходные задачи – Государственная комиссия погашения долгов, ядро которой составляла Государственная долговая книга. Современная единая система учёта государственных заимствований также может быть реализована в форме Государственной долговой книги Российской Федерации. Она могла бы безвозмездно предоставлять владельцам долговых обязательств России, выпущенных в форме ценных бумаг, услуги по учёту прав и хранению принадлежащих им ценных федеральных бумаг и целевых долговых обязательств всех видов и любой формы выпуска. Таким образом, для владельцев ценных государственных бумаг сокращаются риски, связанные с исполнением третьими лицами своих обязательств, что приведёт к снижению стоимости заимствований.

III. Заключение.

Стихийно формирующаяся открытая экономика России в первой половине 90-х годов была близка к распахнутости и анархичности. В настоящее время ее в большей степени можно охарактеризовать как квазиоткрытость. Такая «открытость», будучи проявлением «детской болезни» всеобщей демократизации и «шоковой» либерализации внешней торговли, не только не способствует повышению эффективности экономики, ее конкурентоспособности, но, наоборот, наносит ей заметный ущерб, подрывает экономическую безопасность страны. Внешняя открытость экономики, как, впрочем, и рыночная экономика, не являются целью преобразований в России, а служат важной предпосылкой повышения эффективности российской экономики, ее оптимальной интеграции в мировые хозяйственные связи для повышения, в конечном счете, благосостояния народа. Наличие оптимальной степени открытости российской экономики как основы для интеграции в мировые экономические процессы является необходимым условием получения эффекта от процессов глобализации мировой экономики.

При реализации системы мероприятий по интеграции российской экономики в мировое хозяйство необходимо сочетание прагматичной открытости с разумным протекционизмом.

Непродуманная система мер по осуществлению открытости российской экономики внешнему миру объективно играет на руку более развитым странам Запада, имеющим прочные позиции на мировых рынках, создавая им односторонние преимущества. Можно предположить, что с ростом торгово-экономической мощи России и увеличением притока ее товаров на западные рынки промышленно развитые страны не постесняются ввести жесткие протекционистские ограничения.

Несмотря на многие противоречия нынешней эпохи, ее основной чертой все больше становится не противоборство, а тенденция к сотрудничеству и взаимопониманию. Общее движение к единому, взаимосвязанному, взаимозависимому и в каждой своей части более развитому и социально-справедливому миру – вот основная тенденция мирового хозяйства. На основании этого можно говорить о процессах конвергенции моделей национальных экономик, экономических и социальных ценностей и отношений. Происходит нивелирование, сближение экономических уровней развития различных стран.