Сравнение таинства крещения в исторической перспективе

Файл : kram-1.doc (размер : 97,792 байт)

PAGE 1 PAGE 12

ПРАВОСЛАВНЫЙ СВЯТО–ТИХОНОВСКИЙ БОГОСЛОВСКИЙ ИНСТИТУТ

БОГОСЛОВСКО–ПАСТЫРСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

118 ГРУППА

ПРЕДМЕТ:

ВВЕДЕНИЕ В ЛИТУРГИЧЕСКОЕ ПРЕДАНИЕ

СОЧИНЕНИЕ

«СРАВНЕНИЕ ТАИНСТВА КРЕЩЕНИЯ В ИСТОРИЧЕСКОЙ ПЕРСПЕКТИВЕ»

АВТОР

КРАМАРЕНКО Ю.Я.

МОСКВА

2001

План сочинения

Определение Таинства Крещения и видимой его стороны

как предмета описания.

Логика изменения чинопоследования Таинства Крещения в

исторической перспективе.

ПОДХОДЫ К ОПИСАНИЮ ТАИНСТВА КРЕЩЕНИЯ.

МЕСТО СОВЕРШЕНИЯ ТАИНСТВА КРЕЩЕНИЯ.

ВРЕМЯ СОВЕРШЕНИЯ ТАИНСТВА КРЕЩЕНИЯ.

РАЗВИТИЕ ЭЛЕМЕНТОВ ЧИНА КРЕЩЕНИЯ В ИСТОРИЧЕСКОЙ

ПЕРСПЕКТИВЕ.

об истории развития таинства миропомазания.

Выводы.

Список литературы.

Определение Таинства Крещения и видимой его стороны как предмета описания.

В Православно–догматическом Богословии есть различные определения понятия «Таинство» [2, 6 – 9]. Разница в них заключается не в различии подходов авторов к определению сущностной характеристики понятия «Таинство» – оно для Церкви едино и неизменно, а только в стиле подачи информации. Все они, определения, могут быть сведены к следующему: «Таинство есть священное действие, которое под видимым образом сообщает душе верующего невидимую благодать Божию, будучи установлено Господом нашим, через которого всякий верующий получает Божественную благодать» [7, с. 313].

По Промыслу Божьему установлено семь Таинств, круг которых благодатным образом охватывает все потребное для человека, его жизни.

Первым из семи Таинств Церкви является Таинство Крещения – не принявший Крещения не может получать Божественную благодать, даваемую в остальных Таинствах. В Крещении человек – грешник, родившийся с наследственною от прародителей порчею, вновь рождается водою и Духом (Иоан. 3, 5), таинственно рождается в жизнь духовную.

Как и в любом другом Таинстве Церкви, так и в Таинстве Крещения есть видимая и невидимая составляющие. Последняя является неизменной, со временем не меняется.

Невидимая составляющая Таинства Крещения – это действие невидимого Святого Духа, который таинственным образом (непонятным даже для ангелов, не говоря уже о людях), восстанавливает Божественную чистоту человека, освобождая его от первородного греха и грехов его жизни – делая в момент крещения человека святым, могущим войти в Царствие Небесное как истинно чистое первое дитя Божие. Так, архиепископ Дорофей указывает: «Крещение для христиан служит как бы дверью для уверовавшего во Христа, вводящей в дом Отца Небесного – его святую Церковь» [2, с. 66].

Видимая составляющая Таинства Крещения – это внешняя оболочка Таинства, его обрядовая сторона – троекратное погружение оглашенного верою грешника в воду с произнесением слов «во имя Отца и Сына, и Святого Духа», завещенных нам Господом Иисусом Христом (Мтф. 28, 19). Епископ Кассиан (Безобразов) указывает, что сама «вода живая есть символ Святого Духа» [4, с. 209].

Архиепископ Николай (Кавасила) приводит чудный по своей сути пример значения Таинства Крещения для человека: «Так блаженный Порфирий, бывший в те времена, когда закон Христов овладел всею вселенною и голос проповедников услышали все люди, трофеи же мученических подвигов воздвигнуты были повсюду, яснее слова свидетельствуя об истинном Божестве Христа, и тысячекратно слышав учение, и бывши самовидцем таковых подвижников и чудес, оставался в заблуждении и ложь почитал вместо истины. Когда же крестился, и притом для шутки в игре, не только вдруг соделался Христианином, но совершился в лике мучеников. Ибо он был комедиантом, и занимаясь сим делом дерзнул и на сию смелость, дабы возбудить смех, и представил на зрелище крещение, и крестил самого себя, сойдя на театре в воду и провозгласив Троицу. Одни смеялись, коим казалось сие театральным представлением, а для него происшедшее было не смех и не тень, но истинное рождение и воссоздание и то самое, что составляет таинство. Ибо вместо комедианта вышел имея душу мученическую, тело мужественное, как бы привыкшее к любомудрию и подвигам, язык, извлекший у тирана вместо смеха гнев. И так возревновал он, проведший жизнь в игре, и так возжелал Христа, что претерпев многие мучения умер с радостью, даже и языком не изменив любви» [3, с. 51].