Главная / Каталог

Элегический дистих

Длительность технологического цикла
Расчет длительности производственного цикла с построением графика и оформлением решения в Word.
Файл : 5805-1.rtf (размер : 30,664 байт)

Элегический дистих

Элегический дистих – вид античной строфы; двустишие, первая строка которого имеет форму гекзаметра (см. одноименную статью), а вторая – пентаметра:

(-ÈÈ)(-ÈÈ)- / -ÈÈ -ÈÈ -

Элегический дистих используется как одиночная, самодостаточная строфа и как повторяющийся элемент стихотворного текста.

Если писатель не хочет взять тему пониже, чем “вечность”,

Значит – созданьям его в вечности жить не дано.

(В.Я.Брюсов. Автору мировых драм)

Бархатно-черная, с теплым отливом сливы созревшей,

вот распахнулась она; сквозь этот бархат живой

сладостно светится ряд васильково-лазоревых зерен

вдоль круговой бахромы, желтой, как зыбкая рожь.

Села на ствол, и дышат зубчатые нежные крылья,

то припадая к коре, то обращаясь к лучам…

(В.В.Набоков. Бабочка)

Пентаметр (греч. pentametros) – пятимерник; последний в древнегреческом стихе долгий слог иногда превращался в краткий, и тогда 6-стопный (6-мерный) стих сокращался на 1 стопу. Пентаметр отдельно от гекзаметра не использовался, поэтому встречается только в элегическом дистихе. Можно заметить, что оба полустишия пентаметрической строки симметричны (3-стопный дактиль с мужской клаузулой) и одинаково соотносятся с левым полустишием в гекзаметре. Особенно четко симметрия частей пентаметра проявилась в русской силлабо-тонической поэзии. Поэтому допустимые стопные замены встречаются в пентаметре значительно реже, чем в гекзаметре (ниже курсивом отмечены стопные замены в гекзаметре):

В зеркале часто се(бя / ты) (видишь), с детской улыбкой

Свой поправляя венок; /так разреши мне сама,

Где у тебя на ли(це) / более жизни и страсти:

Вешним ли утром в саду, / в полном сияньи зари,

Иль у огня мое(го, / ког-)да я боюсь, чтобы искра,

С треском прыгнув, не сожгла / ножки-малютки твоей?

(А.А.Фет. “Друг мой! Могу ль при тебе

дожидаться блаженства в грядущем?..”)

В элегическом дистихе строки гекзаметра и пентаметра противопоставлены по ряду признаков. Прежде всего по интонационному узору, что ярко проиллюстрировал сконструированным примером стиховед О.И.Федотов (см.: Федотов О.И. Основы русского стихосложения. М., 1997. С.46):

Бьет в гекзаметре вверх водяная колонна фонтана,

Чтобы в пентаметре вновь мерно, певуче упасть.

Кроме того, часто строки элегического дистиха (сказывается многовековая традиция его использования в эпиграммах) противопоставлены по смыслу. Смысловым противопоставлением двух строк можно добиться комизма. Такого рода контраст помогает писателю высказать парадоксальное суждение (см. выше пример из Брюсова) или создать каламбур:

Крив был Гнедич поэт, преложитель слепого Гомера,

Боком одним с образцом схож и его перевод.

(А.С.Пушкин. К переводу Илиады)

Если произведение составлено из нескольких строф элегического дистиха, то могут быть противопоставлены по смыслу не стихи, а смежные двустишья. Так устроены некоторые эпиграммы Пушкина (“Царскосельская статуя”, “Отрок”). Наконец, парадоксальность, изначально свойственную форме элегического дистиха, могут выражать парные произведения. Парные эпиграммы у Пушкина – “На перевод Илиады” (восторженный отзыв) и “К переводу Илиады” (критический отзыв), “На статую играющего в свайку” (“книжное”, идеализирующее описание древнегреческого юноши) и “На статую играющего в бабки” (живое, реалистическое описание русского юноши из простонародья).

Выбор Пушкиным формы элегического дистиха для названных произведений далеко не случаен: они так или иначе связаны с темой Античности (царскосельская статуя и статуя играющего в свайку – подражания античным скульптурам, адресат эпиграмм на “Илиаду” Н.И.Гнедич – переводчик с древнегреческого языка). Ту же связь обнаруживаем и в стихотворениях “Кто на снегах возрастил Феокритовы нежные розы?..”, “Рифма”, “Труд”.

Эта связь была определена широкой популярностью формы в древнегреческой, а затем и в древнеримской поэзии. Сперва чередование строк гекзаметра и пентаметра распространилось в лирическом жанре элегии (с патриотической тематикой – у Каллина и Тиртея, с любовной – у Мимнерма). В римской поэзии элегический дистих проникает как в предельно малые формы (эпиграммы Катулла), так и в большие (“Наука любви” Овидия). Средневековые поэты-латинисты создают многочисленные подражания древним классикам, активно используя элегический дистих в жанрах эпитафии, сатирической эпиграммы, послания, даже научного трактата в стихах. Пик интереса к элегическому дистиху – как в западноевропейской, так и в русской поэзии – приходится на период романтизма. Немецкие поэты И.В.Гете и Ф.Шиллер создают широкий цикл эпиграмм “Ксении”, вместивший несколько сотен сатирических двустиший.