Статистический анализ демографической ситуации в России

Всего в Финляндию из России за период с 1992 по 2000год сроком более чем на 1 год, прибыло порядка 15 тысяч, а выбыло в Россию - около 1200 человек. Последняя цифра в десятки раз отличается о тех, которые предоставляет Госкомстат по иммиграции в Россию из Финляндии. Финские оценки числа иммигрантов из России также существенно отличаются от российских, согласно которым в

Финляндию с 1992 по 2002 год выбыло 4457 человек. Таким обра​зом, за 7 лет миграционной прирост населения Финляндии за счет России составил около 13800 человек.

Любопытно, что если определять происхождение мигрантов не по стране последнего места жительства, а по их гражданству, то Финляндию прибыло около 16 тысяч российских граждан. Это зна​чит, что часть российских граждан прибыла в Финляндию не из России. Следует также отметить, что если в начале 1990 года в Фин​ляндии было зарегистрировано чуть более 4 тысяч граждан бывшего СССР, то в конце 2002 года численность только российских граждан равнялась 20,5 тысяч.[24]

В какой-то степени различия между финскими и российскими оценками иммиграции объясняются различиями в определениях. Финское определение иммигрантов включает в себя не только тех, кто прибыл в страну на постоянное место жительства. В терминах долговременной миграции в России общее число эмигрантов в Фин​ляндию (с поправкой на недоучет) примерно в 3 раза превышает величину зарегистрированного эмиграционного оттока.

2.2.13 В поисках разумной стратегии

Реальные масштабы и перспективы современной эмиграции опре​деляет не только внутренняя ситуация в СНГ, но и положение в тех странах и регионах, куда направляются потенциальные эмигранты.

С начала 70-х годов европейские страны проводят все более огра​ничительную иммиграционную политику, а в ряде случаев даже поощряют возврат иммигрантов на родину, что не имеет, правда, ус​пеха. Эти меры вызваны разными причинами, среди которых

называют энергетический кризис и общий экономический спад, пе​реструктурирование экономики, приток в состав рабочей силы более

многочисленных когорт, родившихся в 50-е и 60-е годы, разрастание иностранцев, усиление межэтнической напряженности и подъем

расистских настроений. В последние два десятилетия рост числа иностранцев в Западной Европе идет в основном не за счет

целенаправленного привлечения рабочей силы из-за рубежа, как это было после войны, а в результате семейной миграции, отчасти

нелегальной трудовой миграции, притока беженцев, а также относи​тельно более высокой рождаемости иммигрантов.

Если оставить в стороне особые случаи этнической эмиграции (евреи в Израиль, немцы в Германию), то в мировых миграционных

потоках иммиграция из бывшего СССР занимает сейчас и может бу​дущем лишь очень ограниченное место. Во всяком случае, Европе под влиянием событий в Восточной Европе и Советском Союзе ан​тииммиграционные настроения усиливаются, хотя однозначное от​ношение к возможной массовой иммиграции из этих регионов пока не выработано.

Заметная сдержанность по отношению к потенциальной иммигра​ции из бывшего СССР наблюдается и в США. Многомиллионная

эмиграция из бывшего СССР действительно маловероятна сущест​вуют достаточно серьезные лимитирующие факторы. Вместе с тем новые политические и экономические реальности могут действовать и в противоположном направлении. Сейчас не вполне ясно, например, как повлияют на миграционные процессы независимость республик, их превращение в суверенные государства. По крайней мере для некоторых из них эйфория независимости, подъем нацио​нальных чувств могут послужить противовесом действию выталкивающих экономических факторов. Прибалтийские государ​ства, имеющие значительную зарубежную диаспору, возможно, даже будут стремиться к возвращению части соотечественников на родину. Однако в крупных республиках в России, вероятно, и на Украине новая государственно-политическая ситуация едва ли сможет уменьшить эмиграционные потоки.

Какой представляется общая стратегическая линия как стран въезда, так и стран выезда в подобных, пока довольно неопределен​ных условиях?

У нас давняя идеологическая традиция неблагожелательного от​ношения к эмиграции. Хотя сейчас в общественных настроениях происходит перелом и выезд за рубеж начинает восприниматься бо​лее спокойно, определенная настороженность общественного мне​ния сохраняется. В то же время плохо осознаются и привлекают мало внимания проблемы, с которыми столкнутся не государства (Россия и другие), а сами эмигранты, если их выезд примет сколько-нибудь массовые масштабы. Такой выезд предполагает, помимо оп​ределенной степени психологической готовности (а она не особенно высока, соответствующих традиций не было), также и довольно раз​витую и сложную инфраструктуру. Уже сейчас он наталкивается на большие трудности чисто технического характера: железнодорож​ный и авиационный транспорт, визовые, пограничные и таможенные службы не справляются с растущими потоками выезжающих за ру​беж.