Москва в XVII веке

Файл : 3395-1.rtf (размер : 191,875 байт)

Москва в XVII веке

Сергей Николаевич Таценко

В XVII веке Москва представлялась современникам большим городом. Приезжие иностранцы сравнивали ее с Парижем, Прагой, Лондоном. Причем, сравнение проходило всегда в ее пользу. Смута, охватившая Россию в начале XVII века, привлекла внимание иностранных наблюдателей почти всей Европы к еще мало кому изведанной Московии и ее столице.

Именно с того времени о России стали часто издавать сочинения побывавших в ней дипломатов, торговых агентов, военных наемников. В престижных географических атласах появились карты Русского государства и гравированные планы его столицы. Особое первенство в этом принадлежало голландским и габсбургским изданиям.

Планы Москвы первой половины XVII века представляли город как бы с высоты птичьего полета. На них изображались во многом достоверные очертания стен и башен, церквей и монастырей, государственных учреждений и жилых зданий, хозяйственных строений, улиц и переулков, мостов, садов и огородов, площадей и пустырей.

Благодаря своему особенному развитию, Москва по тем временам занимала огромную территорию. В то время как города Европы росли в высь, надстраивая над этажом этаж, оставляя тем самым горожанам узкую полоску небес, Москва необыкновенно разрасталась вширь, предоставляя своим жителям огромные пространства для обзора и деятельности. В европейских средневековых городах экономили место, многоэтажные постройки, как бы с опаской, не решались покидать надежные каменные укрепления. В Москве же возведение крепостных стен не поспевало за дворовым строительством.

Большинство домов в Москве было в один, а иногда и в два этажа. Более высокие здания были большой редкостью. Такие располагались в наиболее престижных районах столицы – Кремле и Китай-городе. В Белом и особенно Земляном городе высотными зданиями были в основном церкви и колокольни.

Основным строительным материалом в Москве было дерево. За стеной Белого города «на Трубе», там, где протекала Неглинка, находился даже так называемый «Лубяной торг», на котором для продажи выставлялись жилые и хозяйственные срубы. Из камня в Москве стали строить довольно рано. В XIV веке каменными были церкви и крепостные стены. В XV в. их возводили уже из кирпича. Тем не менее, в жилищном строительстве еще длительное время, и в XVII веке тоже, предпочтение отдавали лесу. Жизнь в деревянных строениях считалась здоровее. В XVII веке наиболее состоятельные москвичи строили из камня подклети и клети (первый этаж), предназначенные для хозяйственных служб, а комнаты и горницы (второй этаж) для жилья и отдыха, – из дерева. «Жилые строения в городе (за исключением домов бояр и некоторых богатейших купцов и немцев, имеющих на дворах своих каменные дворцы) построены из дерева или из скрещенных и насаженных друг на друга сосновых и еловых балок», – пишет немецкий путешественник А.Олеарий.

Каждый двор в Москве был огорожен высоким забором, поэтому с улицы можно было рассмотреть лишь крыши строений. Почти половину дворовой территории владельцы отводили под огород, другую под дом и пристройки. «При каждом доме есть непременно сад и широкий двор; оттого говорят, что Москва обширнее Константинополя и более открыта, чем он», – писал грек Павел Алеппский. В устройстве московских дворов и заключается разгадка огромной территории русской столицы: «...при большинстве домов находятся обширные пустыри и дворы, к очень многим домам примыкают еще и огороды, плодовитые сады, да, кроме того, разделяют их друг от друга довольно обширные луга, вперемежку с ними бесчисленные, можно сказать, церкви и часовни; следовательно, в ней нет такого множества народа, как полагали некоторые, обманувшись ее обширностью с виду», – отмечал австрийский посланник А.Мейерберг.

Однако в представлениях современников Москва была не только крупным по территории и по населению городом. Внимательным наблюдателем была замечена и красота русской столицы: «...местоположение ее [Москвы] весьма красиво; она поражает своими приблизительно двумя тысячами церквей, кои почти все каменные и придают городу великолепный вид. Этой внешней красоте немало способствуют семь умеренной высоты холмов, на которых она отлого возвышается» (Я. Рейтенфельс).

Формально Москва делилась на четыре части: Кремль, Китай-город, Белый город и Земляной (Деревянный) город. Однако современники, особенно иностранцы, выделяли их много больше. Так, отдельной частью всегда считалось Замоскворечье, входившее составной частью в Деревянный город. В Белом городе в особый район выделялось Занеглименье, то есть место за рекой Неглинной, если смотреть из Кремля. Своего рода границей района служила и река Яуза. За нее располагалось так называемое Заяузье, заселенное гончарами, отсюда и еще одно название этого места – в Гончарах, в Гончарной слободе. По профессионально-ремесленному принципу могли выделяться отдельные районы Москвы – в Пушкарях, Бронниках, Столешниках, Кадашах, Скатерниках, Стрельцах и т.д.