Внешняя политика СССР накануне 2-й мировой войны

Файл : BSC-0016.DOC

О

бстоятельства, приведшие ко второй мировой войне в сентябре 1939 г., относятся к тем «вечным» темам, которыми еще долго будет заниматься историческая наука. Прежде всего, это касается двух стерж​невых событий 1939 г.—провала советско-англо-французских («трой​ственных») переговоров и заключения советско-германского договора о ненападении.

На протяжении 50 лет продолжается дискуссия о том, какое место занимали и какую роль сыграли эти события в возникновении предвоен​ного политического кризиса. Если по поводу «тройственных» перегово​ров позиции исследователей постепенно сближаются и в настоящее вре​мя практически нет серьезных историков, которые рискнули бы оправ​дать кого-либо из участников этих переговоров, то иная ситуация сло​жилась вокруг трактовки советско-германского договора о ненападении 23 августа 1939 года. Основная причина этого заключалась в упорном нежелании советской стороны признать наличие важнейшей составной части договора—секретного протокола, предопределившего участь ря​да стран Восточной Европы.

Еще на этапе советско-германских переговоров заключили договора первым (и, пожалуй, тогда единственным) из влиятельных государ​ственных деятелей СССР, кто возразил против сближения с гитлеров​ской Германией, был народный комиссар иностранных дел М. М. Лит​винов. Впоследствии, когда договор стал фактом, неприятие его в раз​ных слоях населения Советского Союза сохранялось. Подобные наст​роения побудили одного из архитекторов этого документа, председателя Совнаркома и наркома иностранных дел СССР В. М. Молотова, с трибуны Верховного Совета СССР 31 августа 1939 г., во время ратифика​ции договора, предупредить «некоторых близоруких людей, которые, увлекшись упрощенной антифашистской агитацией», проявляют «непо​нимание самых простых основ начавшегося улучшения политических от​ношений между Советским Союзом и Германией». Тема договора ста​ла одной из «.неудобных» для исследователей.

С началом агрессии Германии против Советского Союза договор был автоматически аннулирован. Проблема его происхождения и ха​рактера стала менее актуальной. Но наличие секретного протокола обе стороны по-прежнему замалчивали. Новая вспышка интереса широкой общественности к проблеме проявилась в связи с открывшимся в нояб​ре 19-15 г. Нюрнбергским процессом над главными нацистскими воен​ными преступниками. На нем впервые было упомянуто о существовании этого протокола, но по инициативе советской стороны и по договорен​ности между представителями стран антигитлеровской коалиции воп​рос этот не поднимался. В 1946 г. внимание общественности к этой те​ме привлекла американская печать, а в 1948 г. госдепартамент США издал сборник трофейных документов о советско-германских отношени​ях кануна войны, включив в него и тексты секретных протоколов. В ответ на эту «идеологическую диверсию» США по указанию министра иностранных дел СССР Молотова появилась брошюра «Фальсификато​ры истории (историческая справка)», в которой была предпринята попытка опровергнуть факты.

Широкое обсуждение за рубежом этой проблемы на базе опублико​ванных документов не могло остаться не замеченным советскими историками. При жизни Сталина многие из них, придерживаясь официаль​ной тачки зрения, характеризовали договор как «мудрое решение вож​дя». С 1953 г. появилась возможность уточнить эту оценку и назвать договор «вынужденной» со стороны Советского Союза мерой. Одновре​менно в умы ряда наших историков закрадывалось сомнение в право​мерности и этой дефиниции. Но свои взгляды они могли высказывать только на научных конференциях, а не в печати.

В настоящее время, постепенно и с большими усилиями освобож​даясь от некоторых идеологизированных догм, советские историки пред​принимают серьезные попытки анализировать не только советско-германский договор, но и весь комплекс событий предвоенного времени. Эта работа принесла определенные результаты, особенно в связи с обнародованием некоторых советских документов, большой доступностью для наших исследователей трудов зарубежных специалистов, проведением ряда международных и национальных на​учных форумов. В журналах и газетах опубликован ряд интересных, хотя иногда и спорных, статей.

Принципиальное значение для оценки событий 1939 г. имеют сооб​щение Комиссии по политической и правовой оценке советско-германского договора о ненападении от 23 августа 1939г., сделанное ее пред​седателем Л. Н. Яковлевым на Втором съезде народных депутатов СССР, соответствующее постановление съезда, а также статья пер​вого заместителя министра иностранных дел СССР А. Г. Ковалева, убедительно подтвердившие существование секретного протокола к советско-германскому договору от 23 августа 1939 года. В итоге более четко вырисовываются реальные события того сложного и противоречи​вого времени.