Главная / Каталог

Борьба патрициев и плебеев в Древнем Риме

Но плебеи на этом не успокоились: они стали стремиться к признанию за их собраниями законодательной власти. Так как патриции прибегали к самому грубому противодействию, поднимая шум и не давая плебеям заниматься делами, то в 262 г. трибун Ицилий провел в плебейском собрании плебисцит (сходку плебеев), согласно которому лицо, мешающее трибуну говорить на собрании, может быть им оштрафовано, и если не представить поручителей в уплате штрафа, даже осуждено на смерть; провокация на такой приговор допускалась лишь перед плебейским же собранием. Закон Ицилия о плебесците не получил сенатского утверждения, но на практике применялся, присвоив, таким образом, в известной степени собраниям плебеев законодательную власть и право уголовного суда; это право с каждым годом все расширялось, возбуждая недовольства среди патрициев, которые не останавливались даже перед убийством наиболее энергичных вождей народа. Трибуны падали духом и не решались уже действовать в прежнем направлении. Тогда, чтобы воскресить них былую энергию, по предложению Публия Волерона (lex Publilia Voleronis 282 г.) постановил впредь выбирать трибунов в собраниях плебеев по трибам, не без основания рассчитывая усилить этим путем их независимость от патрициев. Закон Волерона прошел, впрочем, не без сопротивления патрициев.

Достигнутые до сих пор результаты, все-таки недостаточно обеспечивали положение плебеев в виду отсутствия писанного законы, что давало патрициям возможность произвольного толкования права при отправлении суда. Поэтому в 292 году трибун Терентилий Арса предложил в плебейском собрании составить комиссию для написания законов в руководство консулам. Сенат отказал в своем согласии, но плебеи пять лет подряд выбирали одних и тех же трибунов, которые возобновляли предложения Терентилия. Патриции, наконец, пошли на мелкие уступки: в 297 г. сенат допустил увеличить число трибунов до 10, в 298 г. плебеям для постройки домов предоставили общественную землю на Авентийском холме (plebiscitum Icilium de Aventimo publicando), в 300 г. консулы проводят в центуриатном собрании Закон Атерния Тарпея, предоставившую плебейским магистратам multae dictio (т.е. право налагать имущественные штрафы) и установившую известную постепенность в наложении штрафов, а также высший предел безапелляционного штрафа (2 овцы и 30 быков). Так как плебеи, несмотря на эти уступки, стояли на своем, согласившись только на чисто патрицианский состав законодательной комиссии, то в 300 году три патриция отправлены были в Грецию ознакомиться с законами Солона, а по их возвращении составлена (в 302 г.) кодификационная комиссия из 10 патрициев – "десять мужей для написания законов", которой предоставили полную власть в государстве: на этот год не выбирались ни консулы ни трибуны; не допускалась на децемвиров и провокация. В течение 303 г. они написали лишь часть законов (на 10 таблицах), а потому им была продолжена власть и на 304 год; работа второго года дала еще две таблицы. Все эти законы прошли через центуриатное собрание (две последние таблицы были проведены консулами уже после падения децемвиров) и составили так называемые "Законы 12 Таблиц". По составлении законов власть децемвиров должна была кончиться, но им не хотелось лишиться власти: они не слагали с себя звания и олигархически управляли государством, так что была власть своего рода десяти царей. Озлобленные плебеи искали только предлога к восстанию. Согласно преданию, такой предлог и представился в покушении децемвира Аппия Клавдия на женскую честь плебеянки Виргинии. Возмущение плебеев выразилось во вторичном отшествии на Священную гору; кроме того, они укрепились на Авентине, откуда угрожали Риму. Лишь стараниями Валерия и Горация удалось убедить их вернуться под условием избрания снова народных трибунов и консулов (305 г.). Консулами были избраны примирители – Валерий и Гораций. Они провели ряд законов, Законы Валерия Горация, содержание которых сводится к следующему:

а) восстанавливаются и объявляются нерикосновенными плебейские учреждения, введенные после первого отшествия, а также десять судей;

б) Объявляется неотмений провокация; предложение закона, запрещающего провокацию против какого-либо магистрата, обрекает автора на смерть;

в) признаются собрания народа по трибам.

Плебеи получают доступ к высшим государственным должностям

Обеспечив себя от произвола патрициев (с помощью трибунов и писаного закона) и не довольствуясь активным избирательным правом в народном собрании, плебеи стали добиваться доступа к магистратурам, прежде всего к консульству. Так как патриции ссылались на то, что плебеи, не имея чисто патрицианской крови, не могут совершать ауспиций, необходимых при отправлении консулата, то плебеи желали ослабить это возражение, введя в среду патрициев людей со смешанной кровью; для этого нужно было сделать законными браки плебеев с патрициями; потомок от брака патриция с плебеянкой делался бы тогда патрицием со смешанной кровью. После упорной борьбы трибун Канулей добился в 309 г. признания со стороны трибунатного собрания смешенных браков между патрициями и плебеями законными (jus conubii). Но и после этого патриции энергично противились допущению к консульству плебеев. Временно сошлись на полумере: учреждена была должность военных трибунов с консульской властью (военные трибуны с консульской властью2), доступная обоим сословиям. Каждый год сенат должен был решать, кого выбирать, консулов или военных трибунов. Хотя трибуны и не пользовались полным достоинством консула, но патриции поспешили ослабить значение самой консульской власти, выделив из нее совершение ценза и связанный с ним regimen morum в особую магистратуру – цензуру, доступную только патрициям (311 г.). Вскоре затем (333 г.) плебеи получают доступ к квестуре3. Ливии рассказывает, что консулы предложили в сенате увеличить число квесторов до 4, чтобы двое оставались в городе, а двое были казначеями на войне. Этим воспользовались народные трибуны, потребовавшие, чтобы часть квесторов выбирались из плебеев. Интерцессия трибунов мешала правильному ходу дела, почему сенату пришлось уступить. После этого плебеи возобновили попытки добиться консульской власти. Чтобы заручиться поддержкой неимущей части населения, решено было соединить требование консулата с аграрными и долговыми вопросами, составлявшими по-прежнему больное место в жизни римского плебса. Таким образом, в 377 г. трибуны Лициний Стол и Секстий Латераний выставили законопроект, состоявший из трех статей: