“Медный изумруд” Казахских степей

Файл : 2920-1.rtf (размер : 58,058 байт)

“Медный изумруд” Казахских степей

История минерала и месторождения

Ефим Фалькович Бурштейн, к.г.-м.н.

Источником ярко-зеленых сверкающих кристаллов диоптаза Cu6[Si6O18].6H2O, украшающих витрины музеев и коллекции любителей камня, в течение двух веков служило месторождение Алтынтобе * (Золотой холм) в Центральном Казахстане.

* Принятое в последнее время русскоязычное написание топонима; раньше писали “Алтын-Тюбе”.

История эта началась в конце XVIII в. Хотя казахи Среднего Жуза (Средней Орды, как писали в России) еще с 1740-х годов считались подданными России, государственная граница вплоть до 1860-х годов проходила по линиям крепостей, окружавшим Казахские степи. Лишь торговые караваны, хозяева которых наладили отношения с султанами и старейшинами родов, рисковали пересекать степи по пути в Бухару, Коканд или Кашгар.

Приблизительно в 1781 г. уроженец Ташкента и бухарский подданный торговец Ашир Зарипов, осевший в крепости Семипалатной на Иртышской линии, “человек бывалый и знающий степь”, встретился в форпосте Коряковском с бригадиром ** Бентамом, англичанином на русской службе, и продал ему образцы медных руд и ярко-зеленые кристаллы, привезенные из древних копей у отдаленной речки Алтынсу (Золотая речка), которые посчитал за изумруды.

** Воинское звание, промежуточное между полковником и генерал-майором.

С.Бентам (1757-1831), младший брат знаменитого английского правоведа и философа Дж. Бентама, также был незаурядной личностью. Морской офицер и инженер-кораблестроитель, механик и изобретатель, он увлекался горным делом и социальными идеями французских просветителей. Бентам в сопровождении Ашира, двух казахов-проводников и 20 казаков Сибирского линейного войска, проехав 300 верст, добрался до Алтынсу ***. Однако едва заложили шурф, как один из проводников исчез, а на другой день на окрестных сопках показались сотни вооруженных всадников, заставившие отряд повернуть обратно. Не удалось Бентаму выполнить и секретное поручение светлейшего князя г.А.Потемкина: проникнув под благовидным предлогом в земли Средней Орды, “сочинить карту, сколь возможно исправную”. Образцы зеленого минерала Бентам привез в Петербург.

*** Поездка Бентама по местам добычи руд и переработки металлов в России, включая Сибирь, началась в 1780 г. и завершилась докладом императрице в 1782 г.

В 1786 г. управляющий Локтевским металлургическим заводом на Алтае В.С.Чулков получил через сотника Д.Телятникова образец, “составленный из изумрудов с их породой”, из того же Алтынтобе. (Казаки, сопровождавшие Бентама, видимо, не потратили даром время пребывания на месторождении.) Образец был передан Чулкову не случайно: в горы Алтая и Кузнецкого Алатау направили экспедицию, нацеленную на поиски не только руд, но также цветных камней и самоцветов. Чулкову же было приказано переоборудовать завод в шлифовальную фабрику.

Между тем зеленые кристаллы представили Екатерине II. Предполагаемую разновидность изумруда стали именовать в честь бухарского купца аширитом, и началась европейская глава истории минерала, соавторами которой оказался целый букет членов Петербургской академии наук. Поскольку значительная часть кристаллов досталась окружению императрицы, а ученым - небольшие образцы, они “…дорожили оными, как скупец золотом или египтянин мумиею, едва осмеливаясь касаться к ним и пальцами: кольми паче подвергать резцу, а еще менее химическому испытанию” [1].

Тем не менее, уже в 1788 г. в немецком журнале Л.Креля “Chemische Annalen” появляются сообщения И.Ф.Германа [2]. Он описал друзу изумрудов на кварцевом основании и сообщил, что они залегают в граните или гнейсе. Тогда же и И.И.Фербер опубликовал у Креля заметку о “восточном изумруде”. П.С.Паллас в статье 1793 г. на основании осмотра образцов со свойственной ему тщательностью описал форму и качество кристаллов, отметив, что минерал похож на изумруд только видом и цветом, но не кристаллической формой. Гора, в которой он найден, судя по образцам, сложена мергельными флецовыми (слоистыми) породами, и кристаллы сидят на мергельном известняке [3]. Это было уже близко к истине.

Тем временем Чулкова, которому спустившиеся с гор изыскатели привезли образцы яшм, порфиров, кварцитов и других непрозрачных (цветных) камней, пригодных для шлифовки, весьма беспокоила редкость на Алтае и недостаточно высокое качество прозрачных минералов (самоцветов), что не позволяло сделать шлифовальную фабрику (по примеру Петергофской и Екатеринбургской) также и ограночной. В Локтевский завод пригласили Ашира, подавшего заявку на нахождение в степях различных руд и минералов, но поездки с ним за Иртыш результатов не дали.