История оружия и вооружения народов и государств с древнейших времен до наших дней

История оружия и вооружения народов и государств с древнейших времен до наших дней

Файл : 1811-1.rtf (размер : 114,793 байт)

История оружия и вооружения народов и государств с древнейших времен до наших дней

Куликов В.А.

Новый взгляд на логику истории оружия и вооружения народов и государств

Науку часто смешивают со знанием. Это грубое недоразумение. Наука есть не только знание, но и сознание, т.е. умение пользоваться знанием

В.О.Ключевский

Было бы ошибочно, вероятно, утверждать, что все берущие в руки эту книгу будут одинаково понимать о какой истории в ней идет речь: истории оружия и вооружения как вида человеческой деятельности, направленной на создание оружия и оснащение им вооруженных сил, или истории оружия и «вооружения как совокупности оружия и технических средств, обеспечивающих его применение»(42. Т. 2. С. 266). Поэтому сразу условимся, что в этой книге предпринята попытка реконструировать историю оружия и историю вооружения народов и государств как одного из основных видов человеческой деятельности (ее организации) с древнейших времён до наших дней. Автор хочет привлечь внимание читателя к глубинным причинам и пружинам развития этой истории, помочь ему осмыслить внутреннюю логику связанных с созданием и совершенствованием оружия событий, может быть, поспорить с некоторыми его выводами и гипотезами, выработать и испытать на историческом материале собственный, новый взгляд на логику истории оружия и вооружения народов и государств.

Для этого, чтобы в любом случае быть правильно понятым и предполагая, что читатель уже знаком с основными событиями отечественной и мировой истории эволюции оружия и вооружения народов и государств, автор счёл необходимым предварительно познакомить его с теми историческими и логическими предпосылками формирования и развития научного знания об оружии и человеческой деятельности по его созданию, которые предопределили выбор темы историко-теоретического исследования, структуру и содержание книги. При этом он исходил из того, что изучение и описание известных и не очень известных фактов истории оружия и истории вооружения народов и государств невозможно без системного анализа этих фактов ab ovo (лат., букв. «с яйца»), т.е. с самого начала.

Для того, чтобы установить это «самое начало», которое предопределяет и хронологические границы и ожидаемые результаты исследования, прежде всего, по-видимому, надо очень четко представлять себе, что эволюция вооружения народов и государств органично связана с генезисом оружия, его развитием и совершенствованием. Отсюда следует, что нельзя реконструировать историю оружия отдельно без реконструкции истории вооружения народов и государств оружием, создаваемым руками и умом человека, начиная с первых, естественных его проявлений как единственного средства самозащиты первобытного человека и заканчивая самыми современными многофункциональными системами оружия с теоретически неограниченными возможностями массового поражения (или уничтожения) людей и нанесения непоправимого ущерба среде их обитания (экологии человека).

Эта предпосылка, с одной стороны, согласуется, в известной мере, с получившей во второй половине ХХ века распространение в научной литературе, в том числе в России, концепцией вооружения, рассматривающей его как «процесс качественного развития и количественного роста военной техники в государстве, а также оснащения ею вооруженных сил» (42. Т. 2. С. 266). С другой стороны, она указывает на то, что данное определение не раскрывает реальной сущности рассматриваемого явления, поскольку «вооружение — это вид человеческой деятельности», а не «процесс», и «военная техника» — это по сути не «оружие», в чем нас убеждают отечественные и зарубежные исследования на рубеже веков (46. 77), а технические устройства, обеспечивающие применение «оружия».

Безусловно, концепция вооружения, отражающая определенную деятельность в государстве, связанную с военным строительством, имеет право на своё существование. Но из-за целого ряда «разногласий» ученых и политиков, военных теоретиков и практиков разных стран, в том числе и России, при выявлении реального содержания этой деятельности в виде «процесса», закономерностей его функционирования и развития, которые до сих пор по разному трактуются как в военно-теоретической литературе, так и в руководящих документах военных ведомств ряда государств, а также существующая неопределенность в разработке этой концепции затрудняет дальнейшее развитие научного знания об истории оружия и вооружения им народов и государств, а также развитие теории вооружения государства как научной основы проведения военно-технической политики государства, предвидения последствий решений и действий, связанных с созданием и совершенствованием оружия.