Сирловская монадологическая конструкция социальной действительности

Файл : 1295-1.rtf (размер : 81,237 байт)

Сирловская монадологическая конструкция социальной действительности

Ингвар Джоханссон, старший преподаватель, Факультет философии и философии науки Университета Умеа Швеция

Согласно Сирловскому анализу коллективных намерений, подобные намерения ни в каком буквальном смысле нельзя мыслить расширением составляющих коллектив индивидуумов. Отсюда, всякое явное Я-намерение ("Я представляю собой А-щее") можно представить просто выраженной конфигурированной и исполняемой при помощи "собственно Я" данностью, но явное Мы-намерение ("Мы представляем собой А-щее") невозможно таким же образом представить как просто выраженную совместно конфигурированную и исполняемую "собственно Нами" данность. Такая оценка была дана и изучена в недавно опубликованной J. D. Velleman статье. Моя же точка зрения состоит в том, что порядок определения действительных обоснований гораздо более глубок, нежели применяемый в упомянутой статье. Я представляю, что существование совместно конфигурируемых простых выражений исходного коллективного намерения ("Мы подразумеваем А"), также как и коллективных намерений поступка ("Мы представляем собой А-щее"), поддерживается только философской структурой реалистической непосредственности. Но разговор об этом пойдет в конце настоящей статьи. Начну же я тем, что напомню читателю ряд взглядов Сирла.

Размещены ли в голове состояния преднамеренности?

Постоянный предмет Сирловских записок на тему Намеренных поступков, это оценка состояний сознания, и ненамеренных и Намеренных, как умственных способностей. Уместно привести ряд цитат, датированных с 1983 по 1997 год; курсив в них принадлежит самому Сирлу:

… все умственные состояния представляют собой мозговую деятельность и реализованы в мозговой структуре (и в остальной части нервной системы).

Болевые ощущения и другие умственные феномены принадлежат к числу происходящих в мозгу (и, возможно, в остальной части центральной нервной системы).

Сознание, короче говоря, это биология как человеческого мозга, так и мозга ряда животных. Оно сформировано нейробиологическими процессами и представляет собой существенную часть биологической природы, ту же, что и другие фундаментальные условности биологии, такие как фотосинтез, усвоение и митоз.

Подобное действительно имеет место в моей умственной жизни, происходя в моем мозгу, и подобным же образом для всех остальных.

Коллективная преднамеренность представляет собой примитивное понятие в том смысле, что она не сводится к индивидуальной преднамеренности. Подобное не противоречит методологическому индивидуализму, поскольку коллективная преднамеренность полностью существует в головах индивидуальных носителей.

Сирл философски доказывает, что умственные состояния необратимы, но его точка зрения состоит в том, что умственные состояния полностью осуществлены в наших головах как нечто, что не нуждается ни в каком философском комментарии. Он, возможно, думал, что наука давно дала ответ на поставленный вопрос. На мой же взгляд, тем не менее, обстоятельства требуют некоторого философского комментария. Уже со времени Декарта в философской онтологии существовал консенсус в вопросе о том, что материальная сущность (если она существует) одновременно реализована и во временном и пространственном измерениях, но что умственный феномен распространен только во времени, но не в пространстве (если и время и пространство присутствуют). Любая непротиворечивая биологическая идея, придерживающаяся реалистической оценки умственных состояний, должна отказаться от приводимого нами давнишнего положения, и признать идеи Сирла не содержащими противоречия. В соответствии с его пониманием умственному феномену присуща пространственная координация, и таковой явилось его местоположение в мозгу.

О каждом существующем в пространстве объекте можно сказать, буквальным образом, что все они являются пространственными протяжениями. Сирл сталкивается с этим вопросом в связи с темой умственных состояний. И в неявной форме он на него отвечает. Приведенные выше цитаты позволяют нам установить его ответ на вопрос о верхнем пределе: Пространственное протяжение умственного феномена не выходит вне пределов мозга. Также, по крайней мере один раз, Сирл определил и нижний предел пространственного протяжения функции мышления: Простые синапсы, рецепторы и нейроны слишком малы для того, чтобы обладать умственными способностями.