Современное состояние в научной и инновационной сфере

Современное состояние в научной и инновационной сфере

Файл : bestref-108.rtf (размер : 485,133 байт)

Современное состояние в научной и инновационной сфере

Н.В. Бекетов, Якутский государственный университет

Качественно новые социально-экономические и политические условия, сформировавшиеся в результате системных преобразований 90-х годов в России, выявили определенный застой в сфере научной и инновационной деятельности, сложившаяся модель которой не соответствовала требованиям нового рыночного уклада. В настоящее время назрела необходимость спокойно и взвешенно проанализировать данную ситуацию с разных точек зрения.

Тенденции и приоритеты финансирования

Международная статистика, сопоставление количественных показателей ресурсного обеспечения науки современной России и зарубежных стран не представляет больших трудностей, т.к. реорганизация принципов статистического учета позволила преодолеть существовавшую в СССР проблему принципиальной несопоставимости большинства показателей. К настоящему времени в российской статистике состояния науки по сравнению с зарубежной остаются различия только в детальности, периодичности, полноте охвата и доступности разнообразных статистических данных.

Из прямых сопоставлений (табл. 1) следуют хорошо известные специалистам выводы о весьма скромных масштабах финансирования научных исследований в России по сравнению с лидерами развитого мира. Разрыв с США представляется особенно внушительным, однако при сопоставлении с другими странами, более близкими нам по масштабам экономики и уровню развития, ситуация выглядит по-иному. Так, показатели общенационального финансирования в РФ вполне сопоставимы с абсолютным и относительным уровнем, достигнутым Канадой и Италией (здесь уместно отметить, что доля ВВП России в затратах на НИР примерно соответствует аналогичным показателям этих стран). Вместе с тем установившийся сравнительно низкий уровень объема финансирования науки далек от практики большинства развитых стран.

Глобальной тенденцией прошедшего десятилетия стало наращивание научных расходов и государством, и корпорациями, преодоление "застойности" показателей общей наукоемкости ВВП (отношение национальных расходов на исследования и разработки к ВВП). За период с 1993 по 2003 г. общие затраты на научные исследования и разработки в развитых странах (около 30 стран Организации экономического сотрудничества и развития - ОЭСР) увеличились с 418 до 558 млрд. долл., что означает рост средней наукоемкости с 2,1 до 2,4% ВВП [1].

Экспертные оценки показывают, что указанная тенденция в ближайшие годы сохранится и будет происходить дальнейшее повышение этого показателя. В США и Японии его уровень превысит 3,2%, а в тех европейских странах, где он не достигает в настоящее время 2,7%, он может составить 3,3% через 10-15 лет. Лидером этих процессов стала Швеция, где наукоемкость ВВП самая высокая в мире - 3,9% в 2003 г. В Европейском Союзе в среднем она составила 2,01% [2].

Повышение уровня финансирования исследований и разработок в развитых странах достигнуто в основном за счет предпринимательского сектора, который увеличил свои расходы на 50%, в то время как государство - всего на 8,3%. Поэтому доля частного сектора в национальных расходах стран ОЭСР возросла с 59% в 1993 г. до 65,2% в 2003 г., а доля государства упала с 41% до 35% [3]. Крупные корпорации, формирующие каркас национальных инновационных систем развитых стран, обеспечивают разработку, производство, рыночное освоение в национальном и глобальном масштабе целых направлений НТП.

В России наиболее экономически успешными являются компании, занятые добычей и экспортом нефти, газа, металлов. Компании сырьевых отраслей, как известно, не являются наукоемкими и не предъявляют соответствующего их экономическому значению спроса на научные знания и технологии. Лидеры российского бизнеса - например, "Газпром", "Лукойл", - вполне сравнимые по экономическому потенциалу с аналогичными зарубежными компаниями, осуществляют крупные научно-технические проекты и программы модернизации в своих подразделениях, но их значение для научно-технического потенциала страны нельзя сравнить с итогами деятельности лидеров мирового хайтека - "ИБМ", "Сони", "Майкрософт", "Сименс", "Интел" и "Самсунг". В России пока еще нет жизнеспособного ядра крупных компаний - сходного с тем, которые существуют, например, в Южной Корее и которые способны осваивать и создавать новейшие технологии, укреплять стратегические связи со знающими, квалифицированными поставщиками и клиентами внутри страны и за ее пределами. Это обстоятельство не способствует улучшению российского инновационного климата.