Санкт-Петербург в правление Елизаветы Петровны

Файл : ref-20076.doc (размер : 46,592 байт)

Санкт-Петербург

Кировский р-н

Школа №254

Ученик 6В класса

Быстров Евгений

Город в правление Елизаветы Петровны

Правление Елизаветы Петровны (1741-1761), было временем расцвета русского барокко в самом его нарядном и эффектном итальянском варианте. Этот популярный в те времена во многих странах художественный стиль с капризными завитками, причудливыми изгибами, чувственностью и пышной роскошью был, как будто специально создан для Елизаветы. Дворцы барокко служили драгоценной оправой для истинного бриллианта — редкостной красавицы, каковой и была молодая императрица. Она купалась в «озерах» золоченых зеркал своих дворцов и жила, как писал историк В.О. Ключевский, «не сводя с себя глаз».

Дочь Петра стремилась украсить Петербург и его пригороды величественными ансамблями и зданиями, достойными столицы великой империи. В то время в зените творческого гения были Ф.Б.Растрелли, А. Ринальди, Савва Чевакинский и другие. И именно они начали превращать суровый деловой город, основанный как крепость и порт, в город великолепных дворцов. Среди работ Растрелли - дворцы петербургских пригородов Петергофа и Царского села, дома Воронцова и Строганова, Воскресенский Новодевичий Монастырь (он же Смольный), Зимний дворец (пятый по счету, существующий и поныне). После смерти Земцова продолжил работу над Аничковым дворцом. Среди, построенных в годы царствования Елизаветы Петровны особое место занимает Никольский Морской собор с изысканной стройной колокольней (архитектор Савва Чевакинский).

Однако не только дворцы и храмы возводились в северной столице. Жизнь горожан на многочисленных островах не могла протекать нормально без отлаженной системы, поэтому было принято решение начать возводить на Фонтанке и на каналах каменные мосты. Кроме того, Сенат постановил "всем присутственным местам" следить за исправностью мостовых и чистотой улиц. Многочисленными распоряжениями запрещалась слишком быстрая езда по улицам, а езда на рысаках дозволялась только за пределами города. Были приняты правила для извозчиков. Одним из главных бедствий того времени оставались пожары. Для предупреждений их было принято решение обязать купечество содержать караулы, оснащенные в достаточном количестве пожарными инструментами и запасами воды.

Также, за счет всего торгующего купечества, в 1755 году начали строить Гостиный двор на Невском. К тому времени Невский уже приобрел значение самой главной и самой лучшей улицы в столице. Невский постоянно благоустраивался: в 1747 году с проспекта исчезли последние деревянные постройки, осушенные и вымощенные участки за Фонтанкой сразу же застраивались каменными домами. Большей частью двухэтажные с небольшими садиками перед фасадами, и летом весь Невский утопал в зелени. Заботясь о внешнем облике главной перспективы города - Невского, Елизавета Петровна издала указ, запрещавший обывателям развешивать для просушки белье на деревьях.

Поразительно, как быстро изменились столичные вкусы и моды! Еще отцы придворных Елизаветы — современники Петра Великого, расставаясь со своими бородами, слезно просили положить их вместе с собою в гроб, чтобы предстать перед Богом не с голым лицом, а так, как положено православным. А уже их детям и внукам все это казалось ветхой стариной. Во всяком случае, петиметру елизаветинской эпохи важнее всех и всяких дедовских бород была бутылка шампанского или изящный костюм. Новому поколению так шла европейская одежда, так по душе пришлись европейские обычаи, яства да вина! Особенно же заразительной стала французская мода — и тогда самая передовая. Кокетки и щеголи без устали соревновались в нарядах. И пусть до супа «прямо из Парижу» дело еще не дошло, но новая столица России уже дышала одним воздухом с Европой, жила ее интересами.

Жизнь высшего света в Петербурге отличались широтой гостеприимства и пышностью. В моду вошли роскошные балы - маскарады, которые проходили не только в Зимнем, но и в домах петербургской знати. Во времена Елизаветы Петровны все большие требования стали предъявляться не только к одежде участников балов, но и к их культурному уровню. Образование, прежде всего знание языков, стало необходимо как для мужчин, так и для женщин. В связи с этим появляются не только государственные, но и частные учебные заведения. Например, в 1753 году в Петербурге иностранцами была открыта частная школа для мальчиков и девочек, где они обучались французскому и немецкому языкам, а девочки еще и шитью, арифметике, экономии, танцам, истории и географии, «а притом и чтению ведомостей». Это было необходимо для светского воспитания, умения поддержать разговор в обществе. Все более модным становилось и чтение книг, прежде всего романов, обсуждение которых позволяло на балу или приеме обиняком выразить свои собственные чувства, завязать флирт или более серьезные любовные отношения, являвшиеся стержнем светской жизни.