Коллективизация в Казахской ССР в 20-30-е годы

Файл : 240-2322.DOC

1. Курс на коллективизацию и методы ее осуществления.

26 августа 1920 года В.И. Ленин и М.И. Калинин подписали декрет ВЦИК и СНК РСФСР "Об образовании Автономной Киргизской (Казахской) Социалистической Советской Республики". Это было началом восстановления казахской государственности, но уже на новом витке истории. С воссозданием государственности казахи связывали большие надежды - ведь она должна теперь защитить их. Действительно, в первые годы Советской власти было немало сделано для местного населения - открывались новые школы, вузы; были очерчены границы, объявлена новая столица. Ко двору вчерашним кочевникам пришелся и НЭП: ведь вся политика не ломала традиционный уклад жизни. Была значительно ослаблена политика отчуждения от власти местных кадров. Но как показали дальнейшие события, все это, в том числе и объявление о создании Казахской Республики не смогли защитить народ от надвигающейся катастрофы.

Крайний догматизм, некомпетентность, игнорирование законов и ценностей человеческого бытия, превалировавшие во взглядах большевиков, неминуемо должно было привести к трагедии, что потом и случилось.

На рубеже 20-30 годов нэповская линия развития исторического действия была заблокирована идеями революционного утопизма, густо замешанными на дрожжах тоталитарного политического мышления. На долгие и мучительные десятилетия в сфере экономики и общественно-политической жизни воцарился тотальный "дух" силовой альтернативы.

Глубоко трагические последствия возымела его роковая данность в сельском хозяйстве. Выдвинутые во главу угла политики в деревне внеэкономические императивы с их ориентацией на жесточайший командно-административный террор не только дискредитировали идею кооперирования крестьянства, но и сводили на нет ее позитивные потенции. "Великий перелом" начинал безжалостно разламывать сельские структуры, исподволь подготавливая грядущие проблемы общества.

В этих условиях основным двигателем процесса кооперирования непосредственных производителей становились не столько действительное творчество масс и осознанная "снизу" экономическая целесообразность, сколько грубая сила и директивно санкционированное принуждение к его системе противоправных атрибутов обеспечения. Одним из первых подтверждений тому служил уже сам факт установления зональных сроков и темпов проведения коллективизации сельского хозяйства, когда вся страна была поделена на ударные плацдармы и районы эшелонированного продвижения кампании.

Состоявшийся в ноябре 1929 года пленум ЦК ВКП (б) среди других прочих проблем обсудил вопросы развития колхозного движения и принял "меры для улучшения руководства перестройкой сельского хозяйства". Пленум ЦК Компартии Казахстана в декабре 1929 года обсудил пути выполнения Пленума ЦК ВКП (б) и постановили, что необходимым условием проведения генеральной линии на коллективизацию является переход кочевников к оседлому образу жизни.

В данном случае, коммунисты Казахстана под руководством Ф.И. Голощекина намного опередили Москву, где официальный указ, подписывающий постоянное расселение кочевых племен на территории РСФСР был принят лишь 6 сентября 1930 года. ЦК Компартии Казахстана постановил, что из 566 тысяч кочевых и полукочевых хозяйств к январю 1930 года к оседлости должны были перейти 544 тысячи. При этом указывалось, что население на оседлость переводить надо насильно. А после известных решений ЦК ВКП (б) от 5 января 1930 года подобные нечеловеческие директивы получили и политическое и юридическое обоснование. Местные комитеты за небольшим исключением, кинулись свято выполнять спущенные сверху директивы.

Директивные органы как будто бы и предостерегали от чрезмерного забегания вперед, однако, имевшиеся на этот счет многочисленные прецеденты в большинстве своем квалифицировались как "издержки революционного рвения" или неопытность и в худшем случае вызывали дисциплинарные взыскания. Весь комплекс политико-идеологических регулятивов нацеливал больше на гонку за рекордными показателями, нежели на разумные темпы.

Понятно, что очень скоро общественный организм стал испытывать приступ почти, что парадоксальной процентомании. Районы и округа Республики соревновались друг с другом, в напыщенности победных реляций. Газеты не успевали давать ежедневно меняющуюся информацию с "колхозного фронта".