Развитие инструментальной музыки в эпоху романтизма

Интенсивная концертная деятельность, бурная жизнь приводит Паганини к тяжелой болезни, которая сопровождается душевной депрессией. Он перестает концертировать и до 1824 г. живет замкнуто, в одиночестве. Лишь в апреле 1824 г. выходит из состояния кризиса и начинает выступать. Приехав в Геную, он проводит в ней целую зиму и с увлечением дает уроки 7-летнему вундеркинду Камилло Сивори. Под его руководством Сивори делает быстрые успехи. Занятия с мальчиком продолжались в течение 7 месяцев, но до конца дней Паганини называл Сивори своим единственным учеником.

20-е годы чреваты для Паганини тяжелыми личными переживаниями. Увлекающийся от природы, он отдавал много времени женщинам. Биографии, ему посвященные, полны описаний его бесчисленных любовных связей. Имена принцессы Элизы Бачокки, а также другой сестры Наполеона – Паолы Боргезе, некой синьоры Диды, Элеоноры Квиличи, баронессы Елены Добенек составляют лишь небольшую часть его донжуанского списка. Однако, на основании ознакомления с письмами Паганини, Ямпольский приходит к выводу, что по натуре он отнюдь не был Дон-Жуаном и Казановой, а всегда мечтал о настоящей любви и спокойной семейной жизни.

Если до 1828 г. деятельность Паганини развертывалась исключительно в пределах Италии, то покинув ее, он ни разу в последующие годы не приезжал сюда. Он вернулся в родную страну лишь в конце жизни больным, сломленным человеком.

После Вены Паганини концертировал по городам Германии. В Дюссельдорфе судьба свела его с одной из самых замечательных женщин, встречавшихся на его жизненном пути – баронессой Еленой фон Добенек. Их встреча была трагичной. Любовь к Паганини сломала всю ее жизнь. Трудно сказать, что заставляло Паганини покинуть Добенек. Несмотря на разрыв с Паганини баронесса добилась развода с мужем и уехала в Париж. После смерти Паганини она перешла в католичество и постриглась в монахини Бенедиктинского монастыря в Швейцарии.

В биографии великого скрипача много неясного, несмотря на пристальное внимание к его жизни. Был ли он карбонарием? В какой мере он был связан с итальянским революционным движением?

Большая часть биографов считает участие Паганини в революционном движении неоспоримым, основываясь на факте его связи с рядом итальянских революционеров.

Концертные турне по Австрии, Германии и Франции сопровождались невиданными триумфами. Виднейшие музыканты мира в восторге от Паганини. В Вене он окончательно расстался с Бьянкой и направился в Прагу, где неожиданно для себя встретил холодный прием; затем следуют Дрезден и Берлин. В Берлине он вновь побеждает публику. Но вместе со славой за ним ползут и легенды, грязный вымыслы. Утверждают, что он преступник, что на его совести убийство возлюбленной. Респектабельная публика в ужасе, но все же покоряется его волшебной игре. Он увлекает всех силой страсти, драматизмом исполнения, бесконечным разнообразием красок, «…его инструмент поистине говорит, стонет, подражает грозе, безмолвию ночи, птицам, спускающимся с небес, но не взлетающим на небеса, во всем – поэзия…».

11 апреля 1830 г. во Франкфурте-на-Майне его слушает Р. Шуман и, потрясенный, записывает в дневнике: «Разве это не восторг! Под его руками самые сухие упражнения пламенны, как пророчества Пифии». Из концертов этого периода следует упомянуть о выступлении в Касселе, где его, наконец, услышал Шпор, и в Гамбурге, где на его концерте присутствовал Гейне. Образ Паганини в последствии великий поэт запечатлел в своем замечательном творении «Флорентийские ночи».

В феврале 1831 г. Паганини наконец едет в Париж. Французская столица только что пережила революцию и эпидемию холеры. «Но даже ужас, вызванный этим смертоносным бичом, не смог удержать порыва любопытства, а затем – восторга, повергнувшего толпу к ногам Паганини», - пишет Берлиоз.

Париж 30-ых годов – арена ожесточенных боев между представителями классицизма и романтизма. Пьесы В. Гюго, А. Дюма–отец, новеллы П. Мериме, а в музыке программный симфонизм Г. Берлиоза; на сцене оперных театров – «Роберт-Дьявол» Мейербера, «Волшебный стрелок» Вебера, «Фауст» Шпора – такова романтическая волна, захлебнувшая жизнь искусства. В этот момент появляется Паганини. Естественно, что его игра увлекает, поражает наэлектризованных слушателей. В ней всё, что было так свойственно романтизму – огненное борение страстей, яркий ораторский пафос, контрасты возвышенного и низменного, программность и блестящая, непостижимая виртуозность. Романтична сама личность артиста, окружённая ореолом таинственности, фантастики, демонизма. Лист, слушающий его на первом концерте, потрясён: он признаётся, что перед ним открылись новые, неведомые дотоле горизонты. В фантазии на тему «Кампанеллы» Паганини (1832), Лист идёт его путем и придаёт фортепианной технике красочность, блеск, виртуозность, незнакомые старому классическому искусству. Отсюда начинается формирование его бравурного инструментализма, породившее впоследствии венгерские рапсодии, концерты-поэмы. Да и извечная мефисто-тема Листа в сущности перекликается с «дьявольскими» мотиваит искусства Паганини.