Возрождение России: социально-экономический портрет

Файл : ref-19955.doc (размер : 190,976 байт)

PAGE

Муниципальное общеобразовательное учреждение

«Средняя общеобразовательная школа № 12».

Работу выполнила:

Ученица 11 «А» класса

Лебедянцева Дарья

Владимировна

Научный руководитель

Круглякова Татьяна

Анатольевна.

г. Дзержинск

2004 год

Содержание.

1. Введение…………… …………………………………………………………… 3 стр.

Что значит термин-символ «возрождение» для России.

Основная часть:

2. Десять лет в исторической перспективе……………………………. 5 стр.

3. Духовные искания……………………………………………………………7 стр.

4. Цели и средства……………………………………………………………. 8 стр.

5. Узловые проблемы…………………………………………………………11 стр.

6. Ключевые проблемы……………………………………………………… 17стр.

7. Государство…………………………………………………………………18 стр.

8. Заключение…………………………………………………………………21 стр.

Не Россия вышла из истории, а история заблудилась в тупиках и иссякла.

Список литературы…………………………………………………………25 стр.

«Прошлое России удивительно,

ее настоящее более чем великолепно,

что же касается будущего,

то оно выше всего, что может нарисовать

себе самое смелое воображение».

А.Х.Бенкендорф

1. Введение.

Что значит термин-символ «возрождение» для России.

Каждое крупное эпохальное изменение прочно связывается с презентирующим его знаком или символом. Под этим знаком оно прочно входит в историю общества. Начиная с середины 80-х годов ХХ в. в политических и интеллектуальных сферах России усиленно ищется термин-символ для обозначения разворачивающегося процесса ломки социальных структур. Таковых было несколько. О термине «перестройка» говорилось слишком много, чтобы воспроизводить сейчас связанные с ним идеологические аспекты. Обращает на себя внимание другой термин — «возрождение».

Оставив в стороне политические нюансы темы, обратим внимание на одно простое обстоятельство. «Возрождение означает восстановление, пусть и в преображенном виде, определенной системы ценностей, восстановление культурных общественных и иных форм жизни общества, придание жизнедеятельной способности тем или иным институтам, разрушенным или упраздненным в ходе исторических метаморфоз XX в». Целью развития провозглашаются некоторые этапы или состояния общества, хронологически оставленные им в прошлом, но по отношению, к которым действительное состояние оценивается как регресс. В их выборе как ориентире и заключается основная проблема. Что должно быть возрождено? Если имеют в виду прежние политические формы жизни, то какие из них и на какой стадии их эволюции? Если имеют в виду так называемые исконные формы организации общественной жизни и социального сплочения, якобы адекватные национальной психологии и культурно-исторической традиции России, то попадают в не менее неопределенную ситуацию, когда пытаются их выявить. Сомнения такого рода можно было бы продолжить и охватить ими аргументы всех «возрожденческих» программ.

«То, что происходило с нашим обществом и культурой на протяжении уже трех четвертей XX столетия — последние десять лет реформационных конвульсий лишь фаза этой тотальной деструкции, — столь значительно и глубинно, что ныне мы не в состоянии даже приблизительно выразить и определить эту трансформацию». Мы — ее участники, и наши попытки интеллектуальной и психологической рефлексии — это всего лишь специфический тип тропизма, т.е. примитивнейшего реагирования, при котором всякого рода научные исследования неизбежно становятся более или менее приемлемыми фикциями. Возможно, то, что происходит в России, не соответствует основному известному смыслу, вкладываемому в понятие кризиса. Мы еще не создали научный язык, пригодный для объяснения всего того, чему мы являемся свидетелями. А, следовательно, мы бесконечно далеки даже от аналитической фазы исследования и понимания происходящего, хотя уже «разрабатываем» стратегии выхода из кризиса и «возрождения».

Итак, Россия еще раз вступает в полосу модернизации. Насколько сегодня она будет успешной – определит и ее дальнейшую судьбу. С одной стороны, в нашей стране за последние десять лет образовались некоторые необходимые, но все же недостаточные для успеха условия. С другой стороны, ресурсы для модернизации значительно уменьшились по сравнению с 1985 годом.