Главная / Каталог

Сторона обвинения в российском уголовном судопроизводстве

Высший надзор за точным и единообразным исполнением законов как основное содержание деятельности Генерального прокурора РФ и подчиненных ему прокуроров определяется Конституцией РФ и образует соответственно общую конституционную, государственно-правовую функцию. Применительно же к отдельным направлениям, сферам прокурорского надзора эта конституционная функция конкретизируется в специальных функциях, определяемых отраслевым законодательством.

Рассматриваемая на уровне конституционного (государственного) права деятельность прокурора в любой сфере представляет осуществление надзора за законностью. Но это не снимает вопроса о функциях прокурора при рассмотрении его деятельности на уровне уголовно-процессуального права, т.е. о его уголовно-процессуальных функциях. Известно, что прокурор возбуждает уголовные, дела, дает указания следователям и органам дознания,

утверждает обвинительные заключения, прекращает уголовные дела, выполняет отдельные следственные действия или производит расследование в полном объеме. Все эти действия, очевидно, представляют не одну, а несколько процессуальных функции: процессуальное руководство, уголовное преследование, исследование обстоятельств дела и др.

Как отмечал А.М. Ларин, процессуальная деятельность - не хаотический набор функций, а система. Ей присущи единство и цельность, проявляющиеся во внутренних структурных связях, отношениях.

Вопрос о структурных отношениях между функциями привлекал внимание П.С. Элькинд. В ее трактовке этим отношениям придан иерархический характер. Автор разделила функции на три разряда. При этом к первому разряду отнесены:

а) установление, проверка данных относительно преступлений и расследование, т. е. досудебная подготовка дела;

б) обвинение в суде;

в) защита как деятельность подозреваемого, обвиняемого (подсудимого) и его защитника;

г) судебное рассмотрение и разрешение уголовного дела.

Второй разряд составляет деятельность свидетелей и экспертов, переводчиков, понятых, "сведущих лиц", лиц, присутствующих при допросе несовершеннолетних; эту деятельность автор квалифицирует как "вспомогательные функции". И, наконец, третий разряд - "побочные функции": деятельность гражданского истца и гражданского ответчика".

Суть возражений против деления функций на основные, или главные, и "вспомогательные", "побочные", состоит в том, что подобная "шкала" может способствовать недооценке некоторых компонентов уголовно-процессуальной деятельности в ущерб правам и законным интересам участвующих в деле лиц, в ущерб задачам уголовного судопроизводства.

Уяснению структуры уголовно-процессуальной деятельности может способствовать обоснованное решение вопроса о соотношении процессуальных функций и правового статуса участников уголовного процесса. А.П. Гуляев высказал мнение, что функции в данном отношении играют "служебную роль", поскольку позволяют "определить статус субъекта процессуальной деятельности, правильно установить круг прав, необходимых для осуществления специального назначения данного субъекта в процессе, и обязанностей, возлагаемых на него в этих целях".

Подводя итоги рассмотрения вопроса по истории классификаций процессуальных функций в истории науки, необходимо отметить, что круг функций, порядок и субъекты их осуществляющие, установленызаконом, хотя сам термин “функция” в законе не употребляется. Функции, выполнение которых, так или иначе, связано с достижением общих целей процесса или определенной их части, относятся к числу основных. Эти функции выполняют органы государства в силу публично-правовых обязанностей, а также участники процесса. Среди основных функций выделяют: разрешения дела, обвинения, защиты. Кроме основных, ученые отмечают и другие функции (вспомогательные, побочные).

Свое наиболее отчетливое выражение конструкция уголовно-процессуальных функций получает в стадии судебного разбирательства – центральной стадии уголовного процесса, построенной на началах процессуального равенства участников процесса. Именно в этой стадии появляются процессуально равноправные стороны, появляется суд, призванный рассмотреть и разрешить дело по существу. Однако неправильно ограничивать осуществление уголовно-процессуальных функций только стадией судебного разбирательства. Те или другие функции в том или другом объеме и конкретном выражении получают свое осуществление во всех стадиях уголовного процесса.