Главная / Каталог

Сторона обвинения в российском уголовном судопроизводстве

(несовершеннолетних, умственно отсталых) действуют наряду с ними. Законные представители не связаны позицией представляемых. Участие законного представителя в деле не исключает возможности его допроса в качестве свидетеля, чего нельзя сказать об адвокате, который не может допрашиваться в качестве свидетеля об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с исполнением им обязанностей представителя.

Иначе складывается положение представителя по договору. Представители юридического лица, признанного потерпевшим или гражданским истцом, самостоятельно осуществляют процессуальные права, принадлежащие истцу или потерпевшему. Полномочия же на совершение наиболее важных действий должны быть специально оговорены в управомочивающем документе (например, изменение предмета иска, его цены). Близко к законному представительству примыкает участие в деле руководителя юридического лица, имеющего единоличный орган (директор, управляющий). В отличие от штатных сотрудников, представляющих интересы юридического лица, руководитель предприятия, учреждения или организации распоряжается всеми правами, присвоенными гражданскому истцу или потерпевшему. Вопрос о возможности одновременного использования тех или иных процессуальных прав представляемыми лицами и их представителями решается законом в зависимости от характера осуществляемой деятельности. Так, по общему правилу, представитель потерпевшего может участвовать в процессуальных действиях наряду с самим потерпевшим, но в этом же действии участвует либо сам гражданский истец, либо его представитель.

Таким образом, правовой статус этих субъектов имеет много общего, хотя и различается в зависимости от характера защищаемого интереса. Магистральным направлением в деятельности указанных лиц, по нашему мнению, должно стать усиление гарантий прав личности, вовлекаемой в сферу уголовного судопроизводства.

ГЛАВА III. ПРОБЛЕМЫ РЕАЛИЗАЦИИ ФУНКЦИИ ОБВИНЕНИЯ

§1. Реализация функции обвинения на стадии возбуждения уголовного дела

Выражение "возбуждение уголовного дела" обычно употребляется для обозначения одного из видов процессуальных решений либо одной из стадий уголовного судопроизводства.

Во втором значении возбуждение уголовного дела - первая стадия уголовного процесса. Она первая потому, что именно в ней решается основной вопрос о том, начать ли производство по уголовному делу.

Она - первая и обязательная стадия, которая не только предшествует производству по уголовному делу в других стадиях уголовного судопроизводства, но и неминуема ни для одного уголовного дела (механизм стадии возбуждения уголовного дела см. в Приложении 3).

Возбуждение уголовного дела - первая процессуальная стадия, поскольку производимые в ней действия и возникающие при этом правовые отношения, будучи урегулированы уголовно-процессуальными нормами, приобретают процессуальный характер.

Как всякая самостоятельная стадия, возбуждение уголовного дела имеет свои непосредственные задачи, особый круг субъектов, свою процессуальную форму, свои временные границы и особые итоговые решения.

Непосредственными задачами первой стадии являются: а) обнаружение признаков совершенного или подготовляемого преступления; б) определение правовых оснований и выбор соответствующего порядка дальнейшего уголовного производства и в) предотвращение предварительного следствия и дознания, когда в них нет необходимости. Задачи полного раскрытия преступления, изобличения лица, его совершившего, установления всех признаков состава преступления не входят в круг непосредственных задач этой стадии, поскольку они относятся к числу общих задач и решаются, главным образом, в последующих стадиях уголовного процесса.

Вопросы о целесообразности самого существования стадии возбуждения уголовного дела и о соотношении возбуждения уголовного дела и уголовного преследования являются дискуссионными в теории уголовного процесса. Авторы концепции судебной реформы в Российской Федерации полагали, что демократической направленности преобразований в уголовном процессе не соответствует сохранение административной по своей природе доследственной проверки заявлений о совершении преступлений до возбуждения уголовного дела. Ими предлагается возбуждать уголовное дело по любому заявлению и сообщению, если на момент рассмотрения неочевидна его ложность.

Это предположение они основывают на законодательстве России XIX века, однако, здесь допускается некоторая неточность. Как известно, дореволюционный уголовный кодекс подобной стадии не знал. Ст. 297 и 298 Устава уголовного судопроизводства 1864 года (далее – УУС) называли лишь "законные поводы к начатию следствия" и обязывали судебного следователя "о всяком начатом им следствии доводить до сведения прокурора". О специальном "барьере", каким является сейчас постановление о возбуждении уголовного дела и за которым начинается предварительное расследование по делу, указаний в УУС не было. Так, ст. 254 УУС определяла, что "при производстве дознания полиция все нужные ей сведения собирает посредством розысков, словесными расспросами и негласными наблюдениями, не производя ни обысков, ни выемок в домах", т.е. правовыми средствами, присущими административной (оперативно-розыскной) деятельности полиции, предшествующей уголовному процессу. Соответственно и дознание рассматривалось лишь как административная доследственная полицейская деятельность, а не как форма предварительного расследования (как по УПК РСФСР и УПК РФ).