Прогноз социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2030 года

Сценарии долгосрочного социально-экономического развития РФ

Корректировка основных макроэкономических параметров прогноза социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2030 года осуществлялась с учетом уточненных данных национальных и международных экономических организаций по развитию мировой экономики, тенденций и состояния конъюнктуры мировых рынков, а также с учетом макроэкономических параметров прогноза социально-экономического развития Российской Федерации на 2014-2016 годы, и принятых Правительством государственных программ и стратегических документов.
1. Сценарии долгосрочного развития
Прогноз социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2030 года разработан в составе трех основных сценариев долгосрочного развития: консервативного, умеренно-оптимистичного и форсированного (целевого). Кроме того, учитывая большую зависимость российской экономики от мировых цен на нефть, дополнительно проработаны варианты с различной динамикой цен на углеводороды и сырьевые товары.
Все сценарии прогноза предполагают продолжение активных институциональных преобразований, направленных на улучшение делового климата, развитие конкуренции, повышение качества и эффективности корпоративного и государственного управления, развитие стратегического программного и проектного подхода к управлению экономикой, использование возможностей интеграции в рамках Евразийского союза и взаимодействия в рамках ВТО.
Консервативный сценарий (вариант 1) характеризуется умеренными долгосрочными темпами роста экономики на основе активной модернизации топливно-энергетического и сырьевого секторов российской экономики при сохранении структурных барьеров в развитии человеческого капитала, транспортной инфраструктуры, гражданских высоко- и среднетехнологичных секторах. Среднегодовые темпы роста ВВП оцениваются на уровне 2,5% в 2013-2030 годах. Экономика увеличится к 2030 году в 1,7 раза, реальные доходы населения возрастут в 1,9 раза. При этом в результате более низких темпов роста, чем рост мировой экономики в целом, доля России в мировом ВВП уменьшится с 4% в 2012 году до 3,4% в 2030 году.
Умеренно-оптимистичный сценарий (вариант 2) характеризуется дополнительными импульсами инновационного развития и усилением инвестиционной направленности экономического роста. Модернизация энерго-сырьевого комплекса дополняется созданием современной транспортной инфраструктуры и конкурентоспособного сектора высокотехнологичных производств и экономики знаний.
Среднегодовые темпы роста российской экономики оцениваются на уровне 3,5% в 2013-2030 гг., что соответствует темпам роста мировой экономики.
Форсированный (целевой) сценарий (вариант 3) характеризуется форсированными темпами роста, повышенной нормой накопления частного бизнеса, созданием масштабного несырьевого экспортного сектора и значительным притоком иностранного капитала.
Сценарий носит прорывной характер и предусматривает полномасштабную реализацию всех задач, поставленных в указах Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 г. № 596-606.
Среднегодовые темпы роста ВВП повышаются до 5,0-5,3%, что повышает вес российской экономики в мировом ВВП до 5,8% к 2030 году.
Три основных сценария развития предполагают относительную стабилизацию цен на нефть и другие сырьевые ресурсы в реальном выражении. В долларах США 2010 года цена на нефть в период 2013-2030 гг. будет находиться на уровне 90-110 долларов за баррель. В долларах США текущих лет цена на нефть достигает к 2030 году 160-170 долларов за баррель. Цена на российский экспортируемый газ в долларах США 2010 года за период 2013-2030 гг. в среднем оценивается в 310 долларов за тыс. куб. м, что приблизительно соответствует текущим ценам на газ.
 
Основные показатели прогноза социально-экономического развития Российской Федерации на 2011-2030 годы
Развернутый анализ устойчивости российской экономики к ценовым и конъюнктурным шокам со стороны мировой экономики был представлен в мартовской версии долгосрочного прогноза. Чувствительность российской экономики к ценовым шокам носит ассиметричный характер – падение цен на нефть (газ, металлы) вызывает более сильное торможение роста, чем повышенные цены на углеводороды способны повысить темпы роста. Степень чувствительности в большей степени зависит не от структуры экономики, а от масштабов изменения курса рубля и дополнительных поддерживающих мер со стороны государства. В долгосрочной перспективе, после 2020 года, устойчивость экономики к возмущениям на сырьевых и энергетических рынках повышается.
2. Мировая экономика
Основные сценарии прогноза предполагают развитие процессов глобализации, опережающий рост мировых рынков по сравнению с мировым производством, продолжающееся сокращение разрыва в уровне сбережений и потребления между развивающимися и развитыми странами. Динамика мирового ВВП в 2013-2030 гг. оценивается на уровне 3,4-3,5%, что ниже среднего роста в 2001-2008 гг. (около 4%), но выше среднего темпа роста в период 1980-2000 годов (3,2%). В то же время нарастание демографических, природных ограничений, а также повышение требований к финансовой сбалансированности в условиях сохранения в долгосрочной перспективе высокого долгового бремени будут препятствовать возвращению мировой экономики на высокие докризисные темпы роста в 4% и более в год.
В базовом умеренно-оптимистичном сценарии мировой динамики предполагается постепенное сокращение существующих дисбалансов. Это сценарий перебалансировки мировой экономики и масштабного сдвига мирового производства в тихоокеанский и индоазиатский регионы. В американской экономике улучшение качества роста и устойчивости развития будет опираться на рост инвестиций и увеличение нормы сбережения, потребление, напротив, будет опережающими темпами расти в азиатских странах и прежде всего в Китае.
В долгосрочной перспективе повышается роль демографического барьера роста. Проблема изменения возрастного состава населения в пользу более пожилых возрастов и соответственно роста коэффициента демографической нагрузки будет актуальна для большинства стран, но наиболее остро ситуация сложится в Японии и странах Евросоюза. Это будет значительно сдерживать возможности экономического развития, несмотря на меры по увеличению активного возраста населения, особенно в условиях проведения политики ограничения миграции.
В базовом сценарии предполагается, что экономика развитых стран будет расти в среднем на 1,5-2% в год. При этом удельный вес стран Еврозоны, США и Японии в общем объеме мировой экономики снизится с 40% в 2010 году и 37,8% в 2013 году до 29% в 2030 году.
Рост экономики США будет оставаться достаточно высоким. В 2013-2030 гг. экономика будет расти в среднем на 2,1% в год (в 1980-2010 гг. – 2,7%). При этом с середины второго десятилетия ожидается волна замедления роста численности населения в трудоспособном возрасте по мере выхода на пенсию населения военного бэби-бума. Пик этого замедления придется на середину третьего десятилетия, после чего рост населения США в трудоспособном возрасте возобновится, но на уровне не выше 0,5% в год. Экономический рост будет обеспечиваться ростом инвестиций в исследования и разработки, что будет компенсировать снижение численности экономически активного населения. Рост производительности труда в прогнозный период будет ускоряться, и к 2030 году темпы роста производительности могут быть в два раза выше, чем в 2012 году, приблизившись к 2% в год.
Более сильные демографические ограничения, обусловленные тенденцией старения населения Еврозоны, будут сдерживать рост европейской экономики: среднегодовые темпы роста за период 2013-2030 гг. не превысят 1,5%, что ниже среднегодовых темпов роста со времени образования Евросоюза в 1991 году, достигавших без учета спада 2009 года почти 2%. Среднегодовой темп роста экономически активного населения существенно сократится: с 0,8% в среднем за период 1991-2010 гг. до 0,1% за период 2013-2030 годов. Рост экономики будет обеспечен ускорением роста производительности труда в среднем на 1-1,2%, что примерно соответствует среднегодовому росту за период с 1991 по 2010 год.
Несмотря на замедление роста в развивающихся экономиках, разрыв в уровне доходов между ними и развитыми странами будет сокращаться. Если в Китае и Индии в 2010 году ВВП по паритету покупательной способности на душу населения составил соответственно 16% и 7% от уровня США, то в 2020 году этот показатель увеличится соответственно до 25% и 10%, а в странах СНГ этот показатель увеличится с 23 до 28% от уровня США. К 2030 году в Китае и Индии ВВП на душу населения от уровня США составит 34% и 13%, в странах СНГ (без России) – не менее 35 процентов.
 Темпы прироста мировой экономики по вариантам прогноза
* По паритету покупательной способности, сопоставления 2008 года.
Экономический глобальный рост будет достигнут главным образом за счет развивающихся стран, прежде всего Китая и Индии, на долю которых будет приходиться более 40% всего мирового роста. Суммарно экономики этих двух стран в 2010 году обеспечили около 19% мирового выпуска, в 2020 году их размер превысит 25% от мирового ВВП, а к 2030 году приблизится к 30%. Рост экономики Китая в период до 2030 года замедлится и составит в среднем 5,5% в год по сравнению со среднегодовым ростом на 10% в 1980-2010 годах. Уникальная демографическая ситуация, являвшаяся преимуществом Китая, будет постепенно превращаться в сдерживающий фактор развития. Темпы роста трудовых ресурсов начали замедляться уже после 2011 года, а начиная с 2015 года до конца прогнозного периода в Китае ожидается ускорение сокращения экономически активного населения. Значительное сдерживающее влияние будут оказывать энергетические и экологические барьеры. В то же время, учитывая относительно невысокий базовый уровень, среднегодовые темпы роста производительности труда будут существенно выше, чем в развитых странах – на уровне 5% в среднем за год. В 2019 году экономика Китая обгонит экономику США и станет крупнейшей в мире. В среднем за период 2013-2030 гг. рост экономики Китая будет на уровне около 5,5 процента.
Замедление прироста и старение населения будут притормаживать экономический рост и в развивающихся странах. В то же время Индия и Бразилия до 2030 года сохранят хороший потенциал роста занятости, с темпом в среднем около 1,4% в год. К 2030 году занятость в Индии может приблизиться к уровню Китая. В среднем за период 2013-2030 гг. рост экономики Индии прогнозируется на уровне 5-5,8%, Бразилии – 3,6%, а в целом динамика стран БРИК прогнозируется с темпом 5,2 процента.
Экономический рост в странах СНГ в целом будет опережать рост мировой экономики, при этом межстрановые различия в темпах роста возрастут, и уровень дифференциации во многом зависит не столько от темпов роста мировой экономики, сколько от экономической динамики России и уровня интеграционных связей с нею и Единым экономическим пространством.
Дополнительный вариант А, или вариант роста при «хронических» дисбалансах, характеризуется устойчиво пониженными темпами роста мировой экономики, вызванными негативным эффектом нерешенных проблем долгового кризиса развитых стран, валютных и структурных диспропорций, возможным усилением тенденций к регионализации и обособлению экономик.
Дополнительным тормозом экономического роста в 2013-2030 гг. может стать более значительное сокращение численности трудоспособного населения в ведущих развитых странах, замедление темпов роста производительности труда и усиление экологических ограничений.
В варианте А среднегодовой рост экономики США в 2013-2030 гг. составит не выше 1,7%, Еврозоны – около 1%. Еще сильнее тенденция к понижению проявится в развивающихся экономиках. Среднегодовой темп роста китайской экономки не превысит 5%, и динамика стран БРИК замедлится до 4,6%. В целом среднегодовой рост мировой экономики замедлится до 2,9%, а ее объем в 2030 году увеличится по отношению к 2013 году в 1,6 раза.
Прогноз цен на нефть для основных сценариев прогноза основывается на том, что в среднесрочной перспективе продолжится нисходящая динамика цен под давлением низкого спроса и опережающего роста предложения, сокращения зависимости США от импорта нефти, опережающего развития альтернативных видов добычи нефти (в том числе «вязкой нефти»). В сопоставимых ценах прогнозируется, что в 2014-2016 гг. цены на нефть будут снижаться в среднем на 4% в год.
После 2016 года вероятно возобновление сдержанного роста цен на нефть в результате ухудшения условий добычи при усилении спроса со стороны развивающихся стран. К 2030 году цены на нефть достигают 110 долларов США за баррель в реальных долларах 2010 года (164 доллара США за баррель в текущих ценах).
Вместе с тем рынок нефти будет подвержен и другим рискам как со стороны спроса, так и со стороны предложения.
Помешать восстановлению спроса может длительный период слабой экономической активности. Присутствуют риски сокращения возможностей для роста экономик Китая, Индии, Бразилии – стран с наиболее высокой динамикой спроса на нефть. Сохраняются риски и тенденции длительной стагнации Европейской экономики.
Со стороны предложения факторами снижения цен на нефть могут стать существенный рост добычи сланцевых углеводородов в США и сокращение импорта нефти со стороны Америки. Риски реализации падения цен на нефть поддерживаются возможностью интенсивного роста предложения за счет полномасштабного выхода на рынок ближневосточной нефти.
В условиях реализации сценария существенного замедления динамики развивающихся стран, длительного кризиса в Еврозоне, торможения экономики США, с учетом сужения перспектив роста мировой экономики (вариант А), возможно более значительное по сравнению с базовым вариантом снижение цен на нефть. К 2016 году цена нефти Юралс может снизиться на 30% по сравнению с ценой 2013 года. После 2016 года возможна стабилизация ценовой динамики на уровне 75 долларов США за баррель в реальных долларах 2010 года (110 доллара за баррель в текущих ценах).
3. Демографическое развитие
Консервативный и умеренно-оптимистичный варианты долгосрочного прогноза социально-экономического развития Российской Федерации базируются на среднем сценарии демографического прогноза, разработанного Росстатом. Этот сценарий будет характеризоваться ростом численности постоянного населения до 144,5 млн. человек к 2020 году с последующим снижением до 143,3 млн. человек в 2030 году. Суммарный коэффициент рождаемости по данному сценарию стабилизируется на уровне 1,6-1,7. Кроме того, тенденция демографического старения населения приведет к росту общего коэффициента смертности до 13,8 в 2030 году (13,3 в 2012 году). Ожидаемая продолжительность жизни к 2030 году увеличится до 74 лет.
Вследствие вхождения в активный репродуктивный возраст малочисленных контингентов, родившихся в 1990-е годы, существенно ухудшится возрастной состав населения: численность населения трудоспособного возраста уменьшится с 86,6 млн. человек в 2012 году до 78,6 млн. человек в 2030 году, численность населения старше трудоспособного возраста возрастет с 32,8 млн. человек до 40,4 млн. человек к 2030 году, численность населения моложе трудоспособного возраста увеличится с 23,8 млн. человек в 2012 году до 24,3 млн. человек в 2030 году. В результате увеличится демографическая нагрузка на трудоспособное население. Если в 2012 году на 1000 лиц трудоспособного возраста приходилось 654 нетрудоспособных, то к 2030 году будет приходиться 824 нетрудоспособных.
Оптимистичный сценарий демографического перехода и максимальная эффективность выполнения мер по улучшению демографической ситуации учтены в высоком сценарии демографического прогноза, на основе которого формируется форсированный вариант долгосрочного прогноза социально-экономического развития Российской Федерации. К 2030 году суммарный коэффициент рождаемости увеличится до 2, общий коэффициент смертности снизится до 11,2, продолжительность жизни вырастет до 78 лет. В этом сценарии также не удастся избежать увеличения демографической нагрузки. Несмотря на меньшее сокращение численности населения трудоспособного возраста (до 81,3 млн. человек к 2030 году), демографическая нагрузка к 2030 году вырастет до 878 нетрудоспособных на 1000 лиц трудоспособного возраста (численность населения старше и моложе трудоспособного возраста будет увеличиваться до 43,5 млн. человек и до 28 млн. человек соответственно).
Демографический прогноз
4. Изменение основных параметров прогноза
Изменения текущего прогноза по сравнению с долгосрочным прогнозом утвержденным Правительством Российской Федерации в марте 2013 г. связаны главным образом с ухудшением динамики экономического развития в среднесрочный период, а также новыми решениями в части индексации регулируемых тарифов и применения бюджетного правила. Если в долгосрочном прогнозе, утвержденном Правительством Российской Федерации, в качестве базового рассматривался инновационный сценарий развития (вариант 2), то в представленной версии долгосрочного прогноза в качестве базового рассматривается консервативный сценарий прогноза (вариант 1), что соответствует выбору Правительством Российской Федерации консервативного варианта в сентябре 2013 г. в качестве базового для прогноза до 2016 года.
В результате базовая траектория экономического роста в 2013-2030 гг. снижена с 4,0% (вариант 2 прогноза в марте 2013 г.) до 2,5% в текущей версии прогноза.
Прогноз внешних условий практически не изменился (уточнились долгосрочные прогнозы по отдельным странам), так заложенные в нем тенденции в целом реализуются в соответствии с ожиданиями. В 2013-2030 гг. прогнозируется среднегодовой рост мировой экономики на уровне 3,4-3,5%. Долгосрочная динамика цены на нефть в целом сохраняется на уровне предыдущей версии прогноза и достигает в 2030 году уровня 110 долларов США за баррель в ценах 2010 года.
Основные корректировки прогноза связаны с внутренними условиями.
Прогноз добычи нефти скорректирован в большую сторону. На протяжении всего прогнозного периода добыча нефти составляет 520-525 млн. тонн, это на 5-13 млн. тонн выше, чем ожидалось в марте. Повышение прогноза связано с возможным вовлечением в разработку большего количества трудноизвлекаемых запасов за счет повышения экономической привлекательности таких проектов в связи с принятыми мерами по стимулированию их освоения. В связи с этим повышены объемы экспорта нефти со средних значений в 2013-2030 гг. 249 млн. тонн до 254 млн. тонн. В основном это связано с развитием взаимоотношений с Китаем и подписанием дополнительных соглашений о поставках нефти.
Прогноз добычи газа, напротив, понижен со средних значений в 2013-2030 гг. в 781 млн. куб м в предыдущей версии прогноза до 759 млн. куб. метров. Из-за общего понижения прогнозируемых темпов роста уменьшен прогноз внутреннего потребления газа, особенно электростанциями: на 2020 год на 8 и 11 млрд. куб. м относительно вариантов 1 и 2 предыдущего прогноза, а к 2030 году разница возрастет до 21 и 30 млрд. куб. м соответственно. С учетом сложившихся тенденций также понижен прогноз объемов экспорта в Украину на 10 млрд. куб. м в среднесрочной перспективе и до 30 млрд. куб. м к 2030 году. С другой стороны, несколько повышен прогноз экспорта в дальнее зарубежье в связи с возможным сохранением тенденции возобновления спроса со стороны потребителей Еврозоны, а также ростом экспорта СПГ до 42 млн. т к 2020 году (и стабилизацией на этом уровне до 2030 года).
Наибольшая коррекция показателей прогноза связана с динамикой инвестиционного спроса. Консервативный базовый сценарий основан на значительно меньших частных и государственных ресурсах для инвестиций, чем инновационный сценарий, рассматриваемый в качестве базового в марте. В целом объем государственных капвложений снижен с 3,5% ВВП до 2,2% ВВП. Значительно снижена оценка притока капитала. В базовом сценарии предыдущей версии прогноза предполагалось, что в период 2013-2030 гг. чистый приток капитала в частный сектор экономики в среднем будет составлять около 1,5% ВВП в год. В текущей версии базового сценария прогноза предполагается, что трансграничные потоки частного капитала будут сбалансированы. В целом эти изменения привели к снижению оценок среднегодового прироста инвестиций в период 2013-2030 гг. с 5,9% до 4,3% в текущей версии прогноза.
Изменение прогноза основных макроэкономических параметров
Динамика заработной платы скорректирована вниз в основном в результате понижения прогноза индексации заработной платы в бюджетном секторе. Прогноз среднегодового прироста оплаты труда бюджетников в реальном выражении понижен с 5,3 до 3,7%, а в целом по экономике динамика реальных зарплат снижается с 4,8 до 3,7 процента. Изменение оценок роста заработных плат привело к соответственному снижению роста пенсионных выплат. В результате пересмотрены параметры среднегодового прироста реальных располагаемых доходов населения с 4,4 до 3 процентов.
Более низкие доходы населения привели к снижению возможностей наращивания долгов домашними хозяйствами. В результате среднегодовой рост кредитов населению в 2013-2030 гг. понижен с 18 до 15%, при этом общие долги домашних хозяйств не превысят в 2030 году уровня 50% ВВП.
Снижение оценок роста доходов населения и потребительского кредитования в целом определило более низкую траекторию оборота розничной торговли. В текущей версии прогноза среднегодовые темпы прироста оцениваются на 3,5 против 4,6% в утвержденном ранее прогнозе.
Существенная коррекция оценок динамики импорта в 2013 году и более низкие параметры внутреннего спроса в период до 2030 года определили снижение по сравнению с предыдущей версией прогноза среднегодовых темпов прироста товарного импорта с 5 до 3,4 процента.
Динамика экспорта также существенно снижена, прежде всего за счет более низкой динамики машиностроительного и прочего экспорта. Существенное ускорение роста этих групп лежало в основе инновационного базового сценария предыдущей версии прогноза, при этом консервативный сценарий основывается на более консервативных оценках улучшения конкурентоспособности на внешних рынках товаров высокой степени переработки. В целом за прогнозный период динамика товарного экспорта понижена с 3,5 до 1,9 процента.
В целом консервативный вариант долгосрочного прогноза несколько уступает также показателям консервативного варианта прогноза от марта 2013 года, как за счет понижения прогноза инвестиций, так и экспорта. Умеренно-оптимистичный сценарий (вариант 2) сохраняет качественную преемственность с инновационным вариантом прогноза от марта 2013 года, однако по своим количественным характеристикам он существенно ниже его. Это связано не столько с эффектом пониженной базы 2013-2016 гг., но и с более консервативными гипотезами о повышении конкурентоспособности отечественных предприятий, государственных и частных инвестиций в развитие инфраструктуры, науки и человеческого капитала.
Динамика цен и тарифов на продукцию (услуги) компаний инфраструктурного сектора
Принятые решения по ограничению роста тарифов инфраструктурных организаций до 2016 года уровнем инфляции предыдущего года (для населения – с дисконтом) не могут напрямую быть продолжены в долгосрочной перспективе из-за роста перекрестного субсидирования и усиления дисбалансов между различными сегментами топливно-энергетического комплекса. Переход к долгосрочному тарифному регулированию наряду с принципом привязки тарифов к уровню инфляции должен учитывать и другие факторы, связанные с равнодоходностью поставок на внутренний и внешний рынки, окупаемостью инвестиций в инфраструктуру, конкурентоспособностью основных потребителей энергии и межтопливной конкуренцией, необходимостью сокращения перекрестного субсидирования. При этом динамика тарифов должна учитывать возможные колебания спроса из-за резкого изменения конъюнктуры, чтобы избежать дополнительного подорожания энергии в условиях спада.
В долгосрочном прогнозе предложены несколько моделей тарифообразования.
 
5.1. Газовая отрасль
И в краткосрочной, и в долгосрочной перспективе основными ограничениями для роста внутренних цен на газ наряду с инфляционными последствиями (особенно со стороны подорожания тепла), является высокий уровень внутренних цен на электроэнергию, а также высокие издержки (низкая эффективность газопотребления) таких крупных потребителей, как производители удобрений и стройматериалов. К 2017 году газовая составляющая в конечной цене на электроэнергию будет составлять не менее трети и будет расти, учитывая увеличение объемов мощностей газовых ТЭС в прогнозный период.
По консервативному сценарию (вариант 1) оптовые цены на газ для всех категорий потребителей, кроме населения, предлагается ежегодно индексировать по уровню фактической инфляции за предыдущий год (декабрь к декабрю). В этих условиях внутренняя оптовая цена на газ при прогнозируемом курсе рубля к 2030 году будет составлять 72% от цены равнодоходности с поставками на экспорт.
В умеренно-оптимистичном и форсированном сценариях (варианты 2 и 3) предусматривается переход к модифицированному «правилу равнодоходности», которое обеспечивает сохранение конкурентных преимуществ на энергоносители для отечественных потребителей. В качестве базовой цены на природный газ, от которой рассчитывается цена равнодоходности на внутреннем рынке на текущий период, целесообразно рассматривать цену по экспортным контрактам ОАО «Газпром» (с учетом экспортной пошлины и транспортных затрат), к которой будет применяться дисконт, позволяющий учитывать цены на других рынках газа (в том числе США).
В этих сценариях с 2015 года оптовые цены на газ для всех потребителей, кроме населения, до выхода на дисконт в размере 30% от цены равнодоходности с поставками на экспорт в дальнее зарубежье будут индексироваться по уровню инфляции за предыдущий год (декабрь к декабрю предыдущего года). В варианте 2 выход на дисконт прогнозируется к 2028 году, в варианте 1 – в 2029 году. В варианте 3 установленный дисконт будет достигнут уже в 2016 году. После выхода на установленный дисконт динамика цен будет в основном ориентирована на европейскую цену газа с поправкой на курс доллара США. Во избежание резких колебаний цен можно установить следующие ограничения: рост цен не должен превышать уровень инфляции, увеличенной в 1,2 раза, а в случае падения мировых цен – не опускаться ниже 100% до выхода на дисконт в 20% от равнодоходной цены.
Рост цен на товары (услуги) инфраструктурных компаний
для потребителей, кроме населения, в 2016-2030 гг. (по вариантам)
Оптовые цены на газ, отпущенный для населения, с целью сокращения перекрестного субсидирования в долгосрочной перспективе будут расти с некоторым опережением относительно других категорий потребителей. Вместе с тем в целях сдерживания инфляции рост данных тарифов предлагается ограничить по уровню инфляции за предыдущий год (декабрь к декабрю) с применением корректирующего коэффициента 1,2 вплоть до выхода на уровень оптовых цен для остальных потребителей. Такой порядок индексации целесообразно применить: в консервативном варианте – с 2017 года (в 2015-2016 гг. индексация с применением понижающего коэффициента 0,7 к инфляции предыдущего года (декабрь к декабрю), по 2 и 3 вариантам – начиная с 2015 года. При этом оптовая цена на газ, отпущенный для населения по первому варианту к 2030 году составит 88% от цены для остальных потребителей, по второму варианту – 96%. В третьем варианте цены выровняются к 2020 году, после чего индексация будет такой же, как и для остальных потребителей.
В рамках всех сценариев оптовая цена на газ будет являться предельной регулируемой ценой, а реализация регулируемого газа, производимого собственником Единой системы газоснабжения, может происходить в рамках ценового коридора от 0,8 до 1,0 от регулируемой цены.
Рост тарифов на услуги по транспортировке газа по магистральным газопроводам для независимых производителей газа в прогнозный период не должен превышать темпа изменения оптовых цен на газ.
5.2. Электроэнергетика
Ключевым фактором роста цен на электроэнергию является рост цен на основной вид топлива – газ, с учетом межтопливной конкуренции. Через рост цен на электроэнергию для большинства отечественных потребителей транслируется рост цен на газ (на энергетику приходится 55% внутреннего потребления газа). Также рост цен на электроэнергию дает наибольший вклад в инфляцию по сравнению с другими инфраструктурными отраслями.
Рост цен на электроэнергию оказывает значительное влияние на издержки всех отраслей экономики, и особенно на энергоемкие производства российских товаров, торгуемых на внешних рынках.
Высокий уровень цен на электроэнергию на розничном рынке стимулирует крупных потребителей товаров российской промышленности строить собственную генерацию или покупать электроэнергию на оптовом рынке, что для остальных потребителей, покупающих электроэнергию на розничном рынке – малого и среднего бизнеса, приводит к росту более высокому, чем в среднем.
Так, средние цены на электроэнергию для потребителей, кроме населения, в России в 2012 году были на треть ниже, чем в Европе и превысили цены для промышленности в США почти в 1,2 раза. С учетом прогнозируемого на 2014-2016 гг. увеличения цен на электроэнергию почти в 1,2 раза, к 2017 году разрыв между внутренними и европейскими ценами на электроэнергию сократится до 26-29%, и они будут превышать цены для промышленности в США в 1,3 раза, что является серьезным вызовом для конкурентоспособности российской экономики. При этом разница между внутренними ценами на электроэнергию для потребителей, кроме населения, и ценами в развитых странах почти на порядок меньше, чем на газ.
 Рост цен на электроэнергию в долгосрочный прогнозный период прежде всего будет обусловлен ростом цен на топливо, вводом новых мощностей и ростом сетевых тарифов. При этом внутренние цены должны быть ниже европейских цен для промышленных потребителей (придерживаясь дисконта около 20%).
На оптовом рынке электрической энергии рост цен на электрическую энергию обусловлен ростом цен на топливо, вводом новых мощностей (новых генерирующих объектов (АЭС, ГЭС, ТЭС и на основе возобновляемых источников энергии) по договорам, обеспечивающим гарантию возврата инвестиций (договора предоставления мощности и иные договора).
Для предсказуемости цен на электрическую энергию в ближайшие годы предстоит сформировать целевую модель рынка электрической энергии (мощности), которая будет обеспечивать баланс уровня надежности энергоснабжения, стимулировать энергосбережение, оптимальный уровень инвестиционных расходов и выбор технологического решения, вести к усилению конкуренцию на оптовом рынке.
В консервативном сценарии (вариант 1) предполагается, что дисконт в 20% от европейской цены будет достигнут в 2027-2028 годах, в умеренно-оптимистичном сценарии (вариант 2) – в 2026-2027 годах. При этом регулирование динамики сетевых тарифов определяется уровнем инфляции за предшествующий год (декабрь к декабрю), а после достижения внутренними ценами 20% дисконта рост регулируемого тарифа может определяться динамикой цен для промышленных потребителей в Европе (Германия) с поправкой на обменный курс доллара США.
В форсированном сценарии (вариант 3) разрыв с ценами Германии достигнет 19% уже в 2016 году, поэтому ориентация цен на динамику в Европе предполагается уже с 2017 года с постепенным сокращением размера дисконта до 15% к 2025 году и до 10% к 2030 году. Индексация сетевых тарифов будет определяться с учетом установленного дисконта для цен на электроэнергию.
В целях создания финансовых условий для устойчивой деятельности сетевых компаний в период до 2030 года в электросетевом комплексе необходимо решить ряд структурных проблем: а) сократить потери электрической энергии в энергосетях при ее передаче и распределении, почти в два раза превышающие зарубежные показатели, за счет ввода современных и высокотехнологичных новых мощностей; б) значительно повысить эффективность инвестиционных расходов за счет увязки инвестиционных программ с целевыми показателями надежности и качества путем усиления контроля (к 2020 году предполагается снизить удельные инвестиционные расходы на 30% относительно уровня 2012 года); в) совершенствовать систему тарифного регулирования; г) сократить количество территориальных сетевых организаций в 2,5 раза в целях оптимального распределения ресурсов, связанных с их эксплуатацией, поддержанием и развитием.
Принятое решение об ограничении роста тарифов для населения в 2015-2016 годах коэффициентом 0,7 от уровня инфляции (декабрь к декабрю) предыдущего года приведет к увеличению масштабов перекрестного субсидирования, которое, по оценке, в 2012 году уже составило более 220 млрд. рублей.
Для снижения объема перекрестного субсидирования в прогнозе предусмотрен опережающий рост цен на электрическую энергию для населения. С 2017 года рост цен для населения будет определяться исходя из соотношения 1,1-1,3 превышения уровня инфляции (декабрь к декабрю предыдущего года) до выхода на европейское соотношение цен на электроэнергию для промышленных потребителей и населения (1,3-1,4).
Прогноз роста тарифов на товары (услуги) инфраструктурных компаний
для населения и тарифов на услуги организаций ЖКХ в 2016-2030 гг. (по вариантам)
прирост цен (тарифов) в %, в среднем за год
5.3. Теплоэнергетика
Рост регулируемых тарифов на тепловую энергию на долгосрочный период определяется с учетом: перехода на долгосрочные договорные отношения с ограничением стоимости тепловой энергии для потребителей не выше тарифа «альтернативной котельной», стимулирования производства тепловой энергии мощностями, работающими в режиме комбинированной выработки и сокращения производства тепла самостоятельными котельными, снижения объема перекрестного субсидирования между тепловой и электрической энергией.
При этом повышение тарифов на тепловую энергию в прогнозный период будет ограничиваться, учитывая его существенное влияние на рост тарифов на услуги организаций ЖКХ для населения (свыше 50% в корзине коммунальных услуг), за счет чего инфляция в России остается выше, чем в других странах. При этом рост тарифов на теплоэнергию во всех сценариях будет несколько превышать инфляцию за счет роста цен на энергоносители и потребности в инвестициях.
Учитывая это, для ограничения роста тарифов в прогнозный период в организациях теплоснабжения необходимо стимулировать существенное снижение издержек за счет оптимизации численности и роста производительности труда, экономии топлива, сокращения потерь тепла при передаче теплосетями, непроизводительных расходов, обеспечить контроль за проведением процедур закупки топливно-энергетических ресурсов и ценообразованием на поставляемые локальными монополиями нерегулируемые виды топлива (уголь, мазут) и других материальных ресурсов со стороны органов антимонопольного регулирования.
Аналогичная практика должна быть распространена на сферу водоснабжения и водоотведения.
5.4. Железнодорожный транспорт
Основной задачей государственного регулирования тарифов на грузовые железнодорожные перевозки является соблюдение баланса между обеспечением конкурентоспособности российской экономики и развитием инфраструктуры железнодорожного транспорта.
В долгосрочной перспективе рост регулируемых тарифов по рассматриваемым вариантам не должен значительно превышать инфляцию в связи с высокой долей транспортной составляющей в конечных ценах для недопущения снижения конкурентоспособности отечественных товаров.
В консервативном сценарии (вариант 1) рост регулируемых тарифов на перевозки грузов с 2015 по 2023 год будет ограничиваться уровнем инфляции за предыдущий год. С 2024 года рост тарифов ограничивается размером 0,9 от уровня инфляции. В этих условиях дефицит собственных и бюджетных средств (включая средства ФНБ) для финансирования инвестиционной программы может составить около 40% (или 11-13% выручки). Источником финансирования этого дисбаланса станет рост заимствований, или дополнительные средства ФНБ.
В вариантах 2 и 3 регулирование тарифов на грузовые железнодорожные перевозки методом доходности на инвестированный капитал (RAB - Regulatory Assets Base) будет осуществляться с установлением следующих ограничений: в 2015-2022 гг. рост тарифов не должен превышать инфляцию более чем на 1,5 процентных пункта. Однако более высокий уровень инвестиционной программы, чем в первом консервативном варианте, не позволит понизить дисбаланс средств в финансировании инвестиций. Долговая нагрузка РЖД в этих вариантах будет выше, что потребует как дополнительных усилий по оптимизации затрат, так и возможно дополнительных инвестиций ФНБ.
С 2023 года предполагается, что для снижения издержек грузоотправителей рост тарифов по вариантам 2 и 3 не должен превышать 0,9 от инфляции за предыдущий год, с учетом развития конкурентного рынка перевозок.
Убытки от регулируемых государством пассажирских перевозок в дальнем следовании будут сокращаться за счет качественного изменения отношения к вопросу государственного субсидирования, включающего в себя введении градации маршрутов на социально значимые, коммерческие и переходные, в отношении которых будет применяться как государственное субсидирование, так и снятие ограничений тарифного роста (или смешанный подход), с учетом адресной поддержки льготных социальных групп пассажиров.
Рост тарифов на пассажирские перевозки в дальнем сообщении ограничивается с учетом возможного применения государственных мер по софинансированию инвестиций в закупки подвижного состава. В 2014-2016 гг. в соответствии с прогнозом социально-экономического развития до 2016 г. – по уровню инфляции за предшествующий год с понижающим коэффициентом 0,7. В целях сокращения перекрестного субсидирования: с 2017 г. по 2020 г. – индексация тарифов устанавливается равной инфляции за предшествующий год с повышающим коэффициентом 1,1. В последующий период с 2021-2022 гг. размеры индексации данных тарифов будут не выше темпов инфляции с учетом возможного применения государственных мер по софинансированию инвестиций в закупки подвижного состава.
В части формирования тарифов в пригородном сообщении существенное влияние окажет реализация концепции развития пригородных пассажирских перевозок, в том числе в части решения вопросов о сохранении в долгосрочной перспективе практики финансирования услуг инфраструктуры при этих перевозках за счет бюджетных средств, а также покрытия в полном объеме выпадающих доходов пригородных пассажирских компаний за счет средств региональных бюджетов.
Факторы и пределы экономического роста
Завершение посткризисного восстановительного роста 2010-2012 годов вывело экономику на новый этап развития, когда действие большинства факторов, определявших докризисный и послекризисный рост, оказались в значительной степени исчерпанными. Это привело к замедлению темпов роста в 2013 году и обозначило вызовы для восстановления устойчивого долгосрочного роста. Ожидаемые тенденции на внешних рынках и мировых рынках сырья не смогут возвратить себе роль основной движущей силы экономического роста. При этом существенно возросли структурные ограничения для роста, связанные с неразвитостью инфраструктуры, устаревающим оборудованием, неблагоприятной демографией, а также возрастающим дефицитом квалифицированных кадров. Это означает, что в предстоящие 20 лет экономика России не сможет вернуться на траекторию роста 2000-2008 годов, и даже сохранение более низких темпов роста будет требовать существенных реформ, способных создать благоприятную бизнес-среду для привлечения инвестиций, повысить роль инновационного развития, создать гибкие условия для роста инвестиций в человеческий капитал. В то же время в зависимости от эффективности этих преобразований уровень потенциального роста ВВП может меняться в значительной степени.