Главная / Каталог

Психосоматика здоровья

Файл : bestref-99411.rtf (размер : 49,694 байт)

Психосоматика здоровья

Олег Игоревич Жданов, доктор психологических наук, доктор медицинских наук, профессор Российской академии государственной службы при Президенте РФ.

Психосоматическая медицина возникла в двадцатые годы нашего столетия как реакция на механическую, атомистски-молекулярную ограниченность естественнонаучной медицины.

Концептуально психосоматическая медицина рассматривает человека как некую целостность, как личность (а не просто как биологическое тело) со своей жизненной судьбой и актуальной жизненной ситуацией. Если классическая естественнонаучная (лабораторная) медицина исследует и лечит реальные патологические процессы, в лучшем случае всего человека как некий единый организм, то предметом психосоматического интереса является (как видно из самого определения «психосоматический») как физическое (соматическое), так и психосоциальное бытие человека.

В области этиологии (происхождения болезни) выдающиеся теоретики и практики психосоматической медицины работали с моделью многопричинной обусловленности (Ф. Александер) или плюралистической моделью патологических факторов (Т. Юкскюль), т.е. психосоматики исходили из того, что «вместо одной и (или) даже нескольких причин возникновения болезни следует предположить наличие целой совокупности самых различных факторов, которые, сочетаясь, запускают процесс болезни». При этом факторам психологическим приписывается определяющая роль. Один из самых крупных психосоматиков Франц Александер считал, что в этой «мультикаузальной обусловленности» первую скрипку играет тип психоэмоционального исходного конфликта, или «ядерный психодинамический фактор», который как правило может отстоять от самой болезни далеко во времени.

Некоторые из психосоматиков, например, Ф. Дунбар, считали, что характер нозологии и патогенеза болезни определяет структура личности, в частности ее характер. Согласно ему же к образованию симптомов сердечно-сосудистых болезней предрасположены целеустремленные, прилежные, много и фанатично работающие люди, не спонтанные, а постоянно контролирующие свое поведение. Их своеобразным антиподом являются люди, которые как правило импульсивны, нацелены на ежедневные радости, далекое будущее их мало волнует, люди, экстремально отрицающие авторитеты (мать, отец, воспитатель, муж, управляющий и т.д.). При этом для них характерно чувство вины и подверженность самоистязаниям. Люди с подобным типичным поведением, как правило, жертвы несчастных случаев. По Александеру, в далекие детские годы эти ядерные конфликты возникают вследствие подавления первичных влечений ребенка.

Рассмотрим психоаналитическую трактовку некоторых соматических симптомов.

I.

«Ядерным психодинамическим ядром» этиопатогенеза язвы желудка является следующая конфликтная ситуация.

Во-первых, потенциальный язвенник желает остаться в зависимой инфантильной ситуации. Он желает, чтобы его любили, чтобы о нем заботились. Ему нужно быть объектом любви и почитания, заботы и ласки. Это состояние должно напоминать состояние в почти младенческом возрасте, когда ребенка любили, о нем заботились, над ним ворковали, его кормили. Желание любви у потенциального язвенника как раз является регрессом, возвратом в это инфантильное состояние. В детстве произошла фиксация на этом состоянии в одном из двух случаев: или ребенок недополучал любви и заботы, «не доел», или его «перекормили» любовью и заботой, не давали и шага самостоятельно сделать, поработили своей любовью. В обоих случаях с возрастом взращивается чаще всего на бессознательном уровне комплекс неполноценности.

С другой стороны, этой тяге иметь защиту, быть любимым противостоит тенденция, желание приобрести независимость, автономность, разорвать пуповину, зависимость. Эта тенденция особенно сильно проявляется в первый кризис детства («Я сам») и в пубертате.

В результате обе тенденции взаимно усиливаются; чем больше хочется любви и внимания, тем резче проявляется желание независимости и автономности.

Чаще всего внешне конфликт проявляется в агрессивном, отчужденном противостоянии тому, от кого и хотел бы получить помощь, любовь, заботу, убежище, но...

В самых глубинах бессознательного присутствует такое же желание любви, защиты, комфорта, как у маленьких детей. Это субдоминантное поведение от сознания тщательно замаскировано, скрыто под агрессивным, иногда почти наглым поведением, честолюбивыми тенденциями. Правда, иногда вдруг на мгновенье агрессивное поведение сменяется раскаянием, чувством вины, угрызениями совести. Добавим, что не у всех потенциальных язвенников наблюдаетсявнешняя агрессия, внешний напор; может и явно присутствовать пассивная «стойка», желания: «Ну, полюби меня!» или «Люби меня больше!».